Почему дует ветер, а реки текут

Тип статьи:
Авторская

Не спешите отвечать на эти простые, казалось бы, вопросы. Учебники природоведения нам врали. Точнее, в них содержится только малая часть правды о том, как устроен наш мир. О том, что механизм возникновения перемещения воздушных масс официальная наука трактует не совсем верно, я задумался впервые лет пятнадцать назад. Поводом послужило сомнение в истинности утверждения о том, откуда берутся облака.

Ведь если бездумно верить в то, что они всего лишь продукт испарения воды, и конденсации её в атмосфере, то всё кажется разумным, но только до тех пор, пока не возникает вопрос о том, какое может быть испарение, например, зимой в северном полушарии! Сначала я думал, что их приносит ветер из южного полушария, где в это время вода активно испаряется, но простой взгляд на розу ветров, наталкивает на мысль о том, что нет, наоборот зимой преобладает течение холодного воздуха в южное полушарие из северного. Откуда тогда облака?

Так появились первые сомнения в незыблемости Закона о кругообороте воды в природе. И вот… Прекрасная статья «Зелёный пылесос», в которой просто и логично объясняется суть происходящего. И это открытие принадлежит молодой русской учёной Анастасие Макарьевой.


ЗЕЛЕНЫЙ ПЫЛЕСОС

Новая гипотеза молодого геофизика: ветер и ураганы — заслуга лесов, а не температуры! ИТОГ: не публиковать!

ВАЖНЕЙШАЯ СТАТЬЯ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ НАШЕГО БУДУЩЕГО!

/… В России ни один из трех имеющихся профильных научных журналов печатать Настины данные не решился. Идея «биотического насоса» вступает в неразрешимый конфликт с сущест­вующей метеорологической теорией.../

/… Как заметил один из участников обсуждения Настиной работы, идея «биотического насоса», определяющего направление мировых воздушных потоков, для метеорологии примерно то же самое, чем в свое время стала для астрономии идея, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот.../

Почему дует ветер? Потому что деревья качаются! Такой геофизической модели придерживаются многие дошкольники. Взрослые над этим посмеиваются и объясняют детям азбучные истины. Но выясняется, что эти истины не такие уж однозначные. И «дошкольная» версия не такая уж абсурдная. Геофизик Анастасия Макарьева предложила новую теорию, объясняющую, почему дует ветер, образуются ураганы и текут реки

Встречаемся как шпионы — в кафе. По телефону договариваемся о паролях и опознавательных знаках:
— У меня в руках будет огромный букет, — горестно вздыхает Настя, — вы меня узнаете.


Накануне в отеле «Балчуг Кемпински» в обстановке умопомрачительного гламура десяти молодым девушкам вручили премии ЮНЕСКО как лучшим молодым ученым России. Анастасия Макарьева, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Петербургского института ядерной физики РАН — одна из них.

— У вас каша геркулесовая есть? — мучает Настя официантку.

Огромный букет, в свою очередь, мучает ее: Настя перед ним беспомощна, и он это чувствует — нагло лезет в лицо и колет игривыми декоративными иголками. Букет полностью разоблачает совершенно негламурную сущность Насти. Простой голубенький свитер, джинсы и беспомощно доверчивый взгляд: про таких людей не говорят — красивые. То, что Настя хороша собой, скорее знак чего-то другого. Ее лицо похоже на тот сосуд, в котором, по Заболоцкому, мерцает огонь.

Но про огонь позже. А сейчас на повестке дня букет и каша. Кроме цветов премия подразумевает получение 350 тысяч рублей. Интересно, для научного сотрудника это много или мало?

— У меня базовый оклад 12 тысяч 500 рублей. Это вообще нормально, потому что три года назад он был 8 тысяч. Еще немного получаю по грантам. Всего где-то тысяч 20. Мне, конечно, эти 350 тысяч получить приятно.
— А как сейчас в науке вообще по части благосостояния?

— Да, благосостояние оставляет желать, — Настя отводит взгляд. Ей явно неловко. — Но жить все-таки можно. То есть ты дотянешь до мидл-класса, если будешь крутиться, ну, типа искать контракты с зарубежными партнерами. Эта грантовая система просто разрушила науку, понимаете? Человек, который дело делает, он не умеет заявки на гранты писать. Там же надо указать, что ты сделаешь. А откуда я знаю, что в итоге получится? Вот мы сейчас закончили большую работу, мы считаем, что это открытие. Но мы не могли написать в заявке, что мы сделаем открытие. Наука погибла. Во всем мире, не только у нас. В нее приходят люди, которые умеют писать гранты. А те, кто не умеет, ничего не получают. Это унижение специалиста просто разрушает его физиологически — он, грубо говоря, покрывается прыщами и болеет. Гранты вычистили из науки энтузиастов.

Наконец приносят кашу. Но Насте уже не до нее. Нужно побороть букет и все-все рассказать.

— Давайте я вам объясню, что мы сделали. Вы поймете, это первоклассники понимают.

Настя занимается геофизикой, и у нее очень высокий индекс цитируемости. Это значит, что на научные статьи с ее участием ссылается чуть ли не все мировое научное сообщество. Последняя ее работа, опубликованная в прошлом году в журнале Европейского геофизического союза, стала самой комментируемой статьей года. В ней на нескольких страницах объясняется ни много ни мало — почему дует ветер и текут реки.

— Вот текут реки, — Настя пытается запихнуть надоедливые букетные иголки под глянцевую обертку. Безнадежно! Иголки лезут в рот и в кашу, но Настя отпихивает их и упрямо гнет свое. — Реки стекают в океаны — земля наклонена, поэтому они все туда и стекают. Вопрос: откуда берется вода? Вот, например, истоки Енисея удалены от океана на тысячи километров. Все запасы пресной воды на суше стекли бы в океан за четыре года. Значит, нужно, чтобы с моря постоянно поступал влажный воздух, тогда на сушу будут выпадать осадки, вода будет попадать в реки, и таким образом будет происходить ее круговорот. Но каков физический механизм этого самого круговорота, который ответственен за жизнь на суше? Ведь в пустыне ничего подобного не происходит. Вот, например, Сахара: она расположена на берегу моря, но ветер дует в обратную сторону — из Сахары. Он не приносит влаги — наоборот, все, что в Сахаре испарит из себя какой-нибудь саксаул, уносит в море, которое и без того влажное. Вот мы и описали этот механизм.

Идея Насти проста до слез. Не наших с вами, конечно, а специалистов, которые занимались этим вопросом в течение как минимум трех столетий и рассматривали механизм движения воздушных потоков как тепловую машину. Даже в школе учат: тут тепло, тут холодно, воздух расширяется, становится легче, поднимается, а снизу подтекает холодный. Но почему на холодные истоки Амазонки постоянно дует ветер с теплого океана, а из жаркой Сахары воздух несет в сторону прохладного моря? Ведь все должно быть наоборот. Модель, построенная на перепаде «тепло — холодно», работает безупречно только в районе экватора. Настя предложила ввести в систему координат не только температуру, но и конденсацию влаги, которая обеспечивает перепад давления.

— Ведь что такое давление? — риторически вопрошает она, выуживая иголки из остывающей каши. — Молекулы газа летают и бьются о нас с вами. А когда водяной пар конденсируется в капли, эти молекулы исчезают, и что происходит? Правильно — давление падает, и воздух со стороны начинает подсасываться, как в пылесосе. То есть эта самая конденсация водяного пара приводит к понижению давления и появлению горизонтального подсоса. А где больше всего конденсация, как вы думаете?

— Над океаном? — я мучительно вспоминаю школьный курс физической географии. И попадаю пальцем в небо.

— Неправильно. Конденсация больше там, где больше испарение. А оно больше там, где растет лес. Если океан можно сравнить с одной мокрой тряпкой, то лес представляет собой много мок­рых тряпок. У леса огромная поверхность — много листьев. И там испаряется больше влаги. Лес перетягивает на себя канат пониженного давления.

Я с изумлением обнаруживаю, что на самом деле понимаю. Если суша покрыта лесом, она обеспечивает постоянную зону пониженного давления и действует как насос, тянущий на себя атмосферную влагу с океана.

Этот баланс устойчив. Пока леса не начали вырубать в массовом порядке, он существовал сотни миллионов лет. Все великие реки мира — результат действия лесного насоса атмосферной влаги. Но нарушение целостности лесного покрова приводит к изменению направления ветра: он начинает дуть не с моря на сушу, а с суши на море. Что приводит к окончательному опустыниванию.



Именно это, по мнению Насти, и произошло с Австралией. Представьте себе цветущий континент, полностью покрытый лесом, усеянный внутренними континентальными озерами с пресной водой. По данным палеонтологов, такова была Австралия около ста тысяч лет назад. И вдруг все это практически в одночасье становится пустыней. Почему? Палеонтологи только констатируют факт, ничего не объясняя. Настя же пытается объяснить. В Австралии появляются первые поселенцы. Живут они около океана, здесь же и рубят лес. В какой-то момент береговая лесополоса оказывается вырубленной полностью. По Настиной логике это равносильно тому, как если бы у насоса отрубили шланг: ветер немедленно поменял направление и стал дуть в сторону моря, иссушая цветущий континент. Леса, миллионы лет покрывавшие Австралию, засохли в течение нескольких десятилетий. Все произошло молниеносно. Та же участь постигла Сахару, Южную Африку, нашу Среднюю Азию. Достаточно только перерубить шланг — и все.

— Понимаете, — почти кричит Настя, привлекая внимание людей за соседними столиками, — проблема лесов — это не птички-бабочки. Это проблема всего — будет вообще жизнь или не будет? Вон Лужков или кто-то там говорит: «Вот мы сейчас реки повернем и будем воду продавать». Если мы вырубим лес, у нас будет пустыня. Смотрели фильм «Кин-дза-дза»? Вот у нас так же станет. И продавать будет нечего.

Как заметил один из участников обсуждения Настиной работы, идея «биотического насоса», определяющего направление мировых воздушных потоков, для метеорологии примерно то же самое, чем в свое время стала для астрономии идея, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. «Биотический насос» ставит все на свои места, закрывая белые пятна.

— Я теперь кому хочешь могу объяснить, что такое ураган, — весело сообщает Настя. — Это просто обратный взрыв. Вот представьте: вы взяли и плюхнули воды на раскаленную печку. Что будет? Вода испарилась — пшшш… и все такое — давление резко увеличилось, и пошла как бы взрывная волна. А когда происходит конденсация, процесс обратный: давление резко понижается, и воздух устремляется не на периферию, а в центр. Вот и ураган! Ведь ураганы и смерчи обязательно сопровождаются интенсивнейшими осадками. То есть там идет мощнейший процесс конденсации. А закрутка происходит как вторичный результат вращения Земли. Это абсолютно новый подход к ураганам! Их же до сих пор рассматривают как тепловой цикл.

Ураганы ураганами, но меня сильно беспокоит Настина каша: она стынет, а молодые отечественные ученые должны хорошо питаться.

— Настя, пожалуйста, ешьте, вы же не завтракали.

— А? Да, не завтракала, ну ладно… каша… да, действительно, — она удивленно смотрит на кашу: откуда она взялась? — Да бог с ней, я уже не хочу. Я вам лучше теперь расскажу, почему нас нигде публиковать не хотели.

В России ни один из трех имеющихся профильных научных журналов печатать Настины данные не решился. Сказали: все у вас неправильно, таких вообще нельзя к серьезным журналам подпускать. Идея «биотического насоса» вступает в неразрешимый конфликт с сущест­вующей метеорологической теорией.

— Давайте встретимся лет через 40. Чтобы получить Нобелевскую премию, надо долго жить, — Настя совершенно не шутит, просто прикидывает.

Идея «биотического насоса» позволяет делать такую почти невероятную для метеорологии вещь, как долгосрочные прогнозы погоды. Например, появись эта теория на несколько лет раньше, можно было бы просчитать возможность возникновения разрушительных ураганов в Южном полушарии.

Все имеющиеся сегодня модели утверждают, что в Атлантике у берегов Бразилии ураганов быть не может. Согласно теории Насти, там их не было ровно потому, что Бразилия покрыта лесом, что обеспечивает равномерную циркуляцию воздуха. Но сейчас бразильские леса тотально вырубают. А это делает ураганы вполне вероятными. «Катарина» 2004 года — красноречивое тому подтверждение. Бразильцы до последнего момента не верили, что такое возможно: не бывает у нас ураганов — и все! В результате были и жертвы, и разрушения. И, если верить Насте, бразильцам надо ждать следующих катастроф — лес-то продолжают вырубать.


Итог нашего разговора плачевный. Букет изрядно общипан, но так и не побежден, каша не съедена. 2:0 не в пользу Насти. Зато с ураганами, похоже, разобрались. Осталось разобраться, что за человек сама Настя, которая в свои 33 года ухитрилась покуситься на основы основ наших представлений о мире. Эта женщина сама напоминает ураган.

— Понимаете, это все не сразу приходит, — Настя уже отдала несъеденную кашу официантке и бросила бесплодную борьбу с букетом, — я когда в Политех поступила, на кафедру биофизики, не видела, к чему себя приложить. Пришла на кафедру и сказала: «Дайте мне что-нибудь сделать хорошее». А мне говорят: ну вот бактерии — попереливай. Там трубочкой надо было дуть, а я не туда дунула, заглотнула эту смесь — противно, ужас! Но главное — я не видела, где же тут служение.

В поисках служения Настя тайно от родителей поступила на филфак, на математическую лингвистику. Потом перевелась на скандинавскую филологию. И быть бы ей переводчиком и, как она выражается, «достойной личностью», если бы не встреча с Виктором Георгиевичем Горшковым, известным физиком, читавшим в Политехе курс «Экология человека».

— Все, что я вам тут рассказываю, я рассказываю как подмастерье, понимаете? — говорит Настя. — Вот он — ученый. Это он создал концепцию биотической регуляции окружающей среды, он мне показал, какие масштабные проблемы стоят и в какой мы все ужасной ситуации находимся. Что меня привлекало? Что я не к чему-то позолоченному примыкаю. Тут надо бороться за справедливость.

— Вообще-то академическая наука ассоциируется с такими тихими кабинетными занятиями…

— Какое там тихие! — возмущается Настя. — Это что-то сумасшедшее! Это настолько увлекает! Перед той картиной мира, которую мне открыл Горшков, перед ней все видно — моральные качества, ум, талант. Все это взвешивается на этих весах.

— А почему вы вообще решили пойти в науку?

— Знаете, я и сама недавно стала задумываться: почему? — серьезно говорит Настя. — Почему не скандинавская филология, которую я с красным дипломом закончила, а все-таки геофизика? И вот теперь я, наверно, могу объяснить. Когда мне было лет двенадцать, я как-то для себя очень четко сформулировала, чего я хочу. Я хочу нести на себе скорбь мира. Вот именно такими словами. Какая скорбь мира? Есть ли она? Я тогда понятия не имела. Но почему-то точно знала, что именно этим и хочу заниматься.

— Скажите, а вы счастливы?

— Если иметь в виду простые базовые ценности — чтобы близкие не болели, например, — да, счастлива. Но понимаете, ввиду того, что сейчас происходит на планете, я теперь столько этой скорби мира огребла, что она стала частью моей личной жизни. То есть между моими интимными женскими переживаниями, скажем, и моими тревогами о планете нет разницы в силе ощущений, понимаете? Ну нельзя быть счастливым, когда так варварски уничтожают леса! Если я в новостях слышу, как какой-нибудь депутат говорит: «Мы сейчас построим новый деревообрабатывающий комбинат», меня передергивает, будто я сиамский близнец того дерева, которое первым ляжет на деревообрабатывающий станок. Ученый, чьи выстраданные прогнозы игнорируются, чьи предостережения попираются действием в масштабах всего человечества и в первую очередь в родной стране, обречен на такие муки, понимаете?

А в самом деле — понимаю ли я, о чем говорит Настя? Похоже, идея «биотического насоса» куда проще, чем желание нести на себе скорби мира.

ЧТО ГОВОРЯТ О СТАТЬЯХ АНАСТАСИИ МАКАРЬЕВОЙ

•• Это интересная статья, которая, как я надеюсь, вызовет широкое обсуждение… Тот факт, что вы продемонстрировали, что можно получить постоянные или увеличивающиеся осадки при ненулевом стоке, означает, что, очевидно, работает какой-то еще механизм помимо влагооборота (recycling, то есть испарение и конденсация влаги). Если это действительно ваш биотический насос, то вы внесли важный вклад в понимание континентального баланса влаги.
Профессор Хуберт Савенье & (Н, Н. G. Savenije), главный редактор журнала Hydrology and Earth System Sciences Discussions

•• Статья о биотическом насосе действительно представляет очень интригующую концепцию активного вовлечения наземной растительности в транспорт воды с океана на сушу...
Профессор Ван ден Хурк, Коро­левский метеорологический институт Нидерландов

•• Мое заключение простое: работу не публиковать.
Анонимный рецензент журнала «Физика атмосферы и океана»

Источник: https://vk.com/im?peers=139745924_12926267_20178733_c64&sel=c199

П.С. от меня: Разумеется, нельзя замещать одну теорию другой. Только синтез различных научных точек зрения может дать более – менее реальную картину. Поэтому классическую версию о кругообороте воды в природе полностью отметать нельзя. Нужно только, объединить её с Теорией биотического насоса, и металл-гидридной теорией Ларина.

1081
RSS
15:02
+9
Макарьева Анастасия Михайловна

Кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Петербургского института ядерной физики РАН.
Выпускница физико-механического (кафедра биофизики) и филологического (кафедра скандинавской филологии) факультетов Санкт-Петербургского государственного университета, Анастасия Михайловна Макарьева занимается теоретическими проблемами изменений климата, экологической и биологической устойчивости биосферы – исследованиями на стыке геофизики, экологии, биологии.
Научная деятельность Анастасии Михайловны связана с развитием теории биотической регуляции («www.bioticregulation.ru»), согласно которой приемлемое для жизни человека состояние окружающей среды и климата поддерживается естественными экосистемами Земли. Именно глобальное разрушение естественных экосистем человеком – уничтожение лесов и освоение океана – главная причина происходящих глобальных изменений климата, а вовсе не парниковые газы. Если современная скорость антропогенного разрушения биосферы сохранится, предотвратить деградацию климата и окружающей среды будет невозможно даже при полном переходе к “чистым” технологиям, исключающим выбросы парниковых газов.
А.М. Макарьева – автор более 30 научных публикаций в российских и международных научных журналах, соавтор одной монографии. Организатор нескольких международных семинаров, включая семинар “Роль девственной наземной биоты в современных условиях глобальных изменений окружающей среды”, посвященный теории биотической регуляции. Анастасия Михайловна – постоянный автор научно-популярного журнала “Экология и образование” (Санкт-Петербург), приглашенный автор “Энциклопедии систем жизнеобеспечения” (Encyclopedia of Life Support Systems, Elsevier) и “Экологической энциклопедии” (Encyclopedia of Ecology, Elsevier). В 2008 году она стала лауреатом премии ЮНЕСКО-L’Oreal «Для женщин в науке», которой награждают женщин- молодых ученых.

Вопрос:
Галабурдин Сергей:
«Анастасия Михайловна, как по-вашему мнению может сказаться на климате специальное разведение лесов с повышенным выделением влаги. Поясню — тополь выделяет больше всех кислорода и очень много влаги, в разы больше, чем сосна или пихта. Может ли компенсировать вырубку ельников расширение посадок тополей вместо еловых и сосновых лесов? А если может, то в какой степени?»

Ответ:
Макарьевой Анастасии Михайловны
Биотическая регуляция окружающей среды и климата в любой ее функции не может быть заменена никакой искусственной биогенной или техногенной системой, см. выше ответ Андрею Н. Естественный лес представляет собой сложное экологическое сообщество деревьев и других растений, бактерий, грибов и животных. Леса были открыты и построены жизнью в процессе ее эволюции как механизмы для обводнения и заселения суши. В течение более полумиллиарда лет леса эволюционно совершенствовались в направлении оптимизации жизни на суше. Современные ненарушенные леса закачивают атмосферную влагу с океанов на любые расстояния от океана так, что почва остается везде влажной и пригодной для произрастания деревьев и жизни всего лесного сообщества. Количество закачиваемой с океана влаги должно точно компенсировать речной сток. Ненарушенный лес предотвращает чрезмерный забор влаги из атмосферы, вызывающий наводнения. Он также не допускает недостаточного забора влаги, приводящего к засухам и возможности возникновения пожаров. Ненарушенный лес предотвращает развитие ураганных ветров и смерчей, поддерживая постоянную среднюю скорость ветра порядка нескольких метров в секунду. Наводнения, засухи, пожары, ураганы и смерчи – это следствия нарушения или уничтожения лесов человеком.

Становится все более понятным, на каких физических законах основана эта сложная регуляция окружающей среды ненарушенным лесом, см. об этом кратко Биотическая регуляция: Лесной насос. Однако очевидно, что нам никогда не удастся понять всю сложность биотической регуляции и роль в этой регуляции всех видов лесного экологического сообщества. Нельзя регулировать окружающую среду лучше, чем естественный лес, нельзя помочь естественному лесу это делать, можно только не мешать.

В разных регионах Земли лес состоит из разных видов деревьев, которые отобраны эволюцией для наиболее эффективной регуляции окружающей среды. Естественные нарушения лесного покрова чрезвычайно редки, но тем не менее иногда происходят. Лес реагирует на эти нарушения определенной системой восстановительных мероприятий, подобно тому, как наш организм реагирует на травмы и болезни. Восстановление естественного леса осуществляется другими видами деревьев (например, хвойный лес восстанавливается сначала лиственными породами). Эти леса называют вторичными. Их функция состоит в восстановлении ненарушенного леса в как можно более краткие сроки. (При этом деревья такого леса воссоздают условия, пригодные для деревьев ненарушенного леса и невыгодные для самих себя, почему и происходит их последующее вытеснения деревьями ненарушенного леса.) Как человек в процессе восстановления от травм и болезней не способен к эффективной работе, так вторичный лес не способен к эффективной регуляции окружающей среды – он восстанавливает условия для жизни ненарушенного леса. Наш ненарушенный лес состоит, в основном, из ели и сосны и никак не может быть заменен тополями. В Сибири ненарушенный лес состоит из лиственницы и сибирского кедра и не может быть заменен на европейский ненарушенный лес, как европейский лес не может быть заменен лиственницей и кедром.

Вопрос:
от Галабурдина Сергея:
«Анастасия Михайловна, как по-вашему мнению может сказаться на климате специальное разведение лесов с повышенным выделением влаги. Поясню — тополь выделяет больше всех кислорода и очень много влаги, в разы больше, чем сосна или пихта. Может ли компенсировать вырубку ельников расширение посадок тополей вместо еловых и сосновых лесов? А если может, то в какой степени?»

Ответ:
Макарьевой Анастасии Михайловны:
«Биотическая регуляция окружающей среды и климата в любой ее функции не может быть заменена никакой искусственной биогенной или техногенной системой, см. выше ответ Андрею Н. Естественный лес представляет собой сложное экологическое сообщество деревьев и других растений, бактерий, грибов и животных. Леса были открыты и построены жизнью в процессе ее эволюции как механизмы для обводнения и заселения суши. В течение более полумиллиарда лет леса эволюционно совершенствовались в направлении оптимизации жизни на суше. Современные ненарушенные леса закачивают атмосферную влагу с океанов на любые расстояния от океана так, что почва остается везде влажной и пригодной для произрастания деревьев и жизни всего лесного сообщества. Количество закачиваемой с океана влаги должно точно компенсировать речной сток. Ненарушенный лес предотвращает чрезмерный забор влаги из атмосферы, вызывающий наводнения. Он также не допускает недостаточного забора влаги, приводящего к засухам и возможности возникновения пожаров. Ненарушенный лес предотвращает развитие ураганных ветров и смерчей, поддерживая постоянную среднюю скорость ветра порядка нескольких метров в секунду. Наводнения, засухи, пожары, ураганы и смерчи – это следствия нарушения или уничтожения лесов человеком.

Становится все более понятным, на каких физических законах основана эта сложная регуляция окружающей среды ненарушенным лесом, см. об этом кратко “»Биотическая Регуляция: Лесной насос." . Однако очевидно, что нам никогда не удастся понять всю сложность биотической регуляции и роль в этой регуляции всех видов лесного экологического сообщества. Нельзя регулировать окружающую среду лучше, чем естественный лес, нельзя помочь естественному лесу это делать, можно только не мешать.

В разных регионах Земли лес состоит из разных видов деревьев, которые отобраны эволюцией для наиболее эффективной регуляции окружающей среды. Естественные нарушения лесного покрова чрезвычайно редки, но тем не менее иногда происходят. Лес реагирует на эти нарушения определенной системой восстановительных мероприятий, подобно тому, как наш организм реагирует на травмы и болезни. Восстановление естественного леса осуществляется другими видами деревьев (например, хвойный лес восстанавливается сначала лиственными породами). Эти леса называют вторичными. Их функция состоит в восстановлении ненарушенного леса в как можно более краткие сроки. (При этом деревья такого леса воссоздают условия, пригодные для деревьев ненарушенного леса и невыгодные для самих себя, почему и происходит их последующее вытеснения деревьями ненарушенного леса.) Как человек в процессе восстановления от травм и болезней не способен к эффективной работе, так вторичный лес не способен к эффективной регуляции окружающей среды – он восстанавливает условия для жизни ненарушенного леса. Наш ненарушенный лес состоит, в основном, из ели и сосны и никак не может быть заменен тополями. В Сибири ненарушенный лес состоит из лиственницы и сибирского кедра и не может быть заменен на европейский ненарушенный лес, как европейский лес не может быть заменен лиственницей и кедром."
15:09
+14
Когда читаешь подобное, то еще глубже понимаешь, ценность подобных семинаров и мысль почему посадка Деревьев должна стать одним из основных занятий человека.
18:01
+7
За последний год от сильных наводнений, ураганов и засух пострадали десятки стран. Климатические бедствия затронули жизни миллионов людей. Сотни тысяч людей стали климатическими беженцами.
В чём же причины таких бедствий?
Ученые из Петербургского института ядерной физики Виктор Георгиевич Горшков проф., доктор физ.-мат. наук и Анастасия Михайловна Макарьева канд. физ.-мат. наук. утверждают, что катастрофические наводнения, засухи, ураганы и торнадо возникают вследствие уничтожение естественных лесов на Планете.
Леса составляют менее 27% суши, из которых лишь 22% состоят из естественных экосистем. Остальные сильно изменены под натиском человека. 70% сохранившихся на Земле неосвоенных лесов находятся на территории трех стран: России, Канады и Бразилии.
Учёными была разработана Теория биотического «лесного насоса», — механизма, с помощью которого леса создают управляемые ветровые потоки, с областей с высоким атмосферным давлением в области с низким давлением.
Традиционные представления циркуляции воздушных потоков фокусируются на температурных показателях, являющихся следствием, а не причиной циркуляции. И полностью игнорируется роль конденсационных градиентов давления, какую исполняют естественные леса в поддержке круговорота воды и регулировании климата.
Испарение с поверхности леса эффективнее насыщает атмосферу водяным паром, нежели испарения с открытой водной поверхности такой же площади. Конденсация преимущественно происходит над лесом, а не над океаном. Лес является зоной пониженного давления, куда и направляются влажные ветра.
Обезлесивание приводит к существенному уменьшению осадков даже в непосредственной близости к океану. В бассейне Амазонки выпадение осадков, в период с 1973 по 2003 гг., ежегодно уменьшалось на 0,3% в год и 10% за 30 лет. Обезлесение в бассейне за эти года составило 30%. Дальнейшая вырубка лесов разрушит круговорот воды в регионе. В Австралии осадки выпадают в 4-6 раз меньше, чем над океаном, поскольку на континенте отсутствует лесной покров и нету биотического насоса. Независимо, сколько влаги над океаном, без биотического насоса она не может проникнуть вглубь континента, выпадая осадками вблизи береговой линии и вызывая сильные наводнения. Решить проблему можно лишь возобновив лесной покров, начиная от береговой линии вглубь материка. Обезлесивание в Индонезии привело к изменению потоков воздушной циркуляции на большой территории Планеты.
Ответственность за происходящее уничтожение природных экосистем, лежит на каждом из нас. Сейчас крайне важно глобально и быстро менять ценности общества с потребительского формата на духовно-нравственный, созидательный формат, где добро, человечность, совесть, взаимопомощь, дружба, доминирование духовно-нравственных основ стояли бы на первом месте во взаимоотношениях между людьми, независимо от их национальности, вероисповедания, социального статуса и иных условных, искусственных разделений мирового общества. Когда все люди будут стремиться создавать жизнь, удобную для всех окружающих, то в этой жизни они и будут сохранять себя и своё будущее…

19:11
+10
Проблема лесов — это не птички-бабочки. Это проблема всего — будет вообще жизнь или не будет?
10:01
+7
Вопрос:
Галина Е.
Добрый день, уважаемая Анастасия Михайловна, что дает вам надежду на то, что человечеству можно ещё свернуть на нужный путь?

Ответ:
Макарьева Анастасия Михайловна
Уважаемая Галина, уважаемые читатели. Я предлагаю обратить внимание на наглядную flash иллюстрацию биотической устойчивости земного климата, представленную на главной странице сайта биотической регуляции”http://www.bioticregulation.ru/index_r.php”. Пока естественные экосистемы обладают достаточной мощностью, чтобы контролировать климат, он сохраняет термическую устойчивость, что может быть описано как случайные колебания шарика в достаточно глубокой потенциальной яме. По мере разрушения естественных экосистем и уменьшения глобальной мощности биотической регуляции яма устойчивости становится все мельче, а размах колебаний мячика (то есть, температурные флуктуации) становятся все больше. Но, тем не менее, устойчивость климата до некоторого критического момента все-таки сохраняется даже при нарушенной биосфере. Лишь при полном исчезновении ямы устойчивости, после превышения некоторого порогового уровня разрушения биосферы, климат быстро и необратимо переходит в одно из непригодных для жизни состояний.

1. Сегодня, несмотря на множество разговоров о глобальном потеплении, мы не имеем неоспоримых данных о направленном изменении среднеглобальной температуры земной поверхности. С достоверностью можно утверждать лишь то, что многократно возросли величины разнообразных климатических флуктуаций – температуры, осадков, атмосферной циркуляции. Это соответствует уменьшению, но не полному исчезновению, ямы устойчивости. На Земле все еще существуют обширные области, занятые естественными экосистемами. Практически не затронуты хозяйственной деятельностью человека верхние трофические уровни экосистем открытого океана (то есть, выловлена только рыба, а фито- и зоопланктон по-прежнему работают). Таким образом, имеющиеся факты указывают на то, что критическая точка разрушения биосферы еще не пройдена. При прекращении возмущений естественные экосистемы Земли еще могут восстановиться до ненарушенного состояния.

2. Что касается поведения человека, то не существует научного доказательства того, что это поведение нельзя изменить. Проще говоря, не доказано, что надежды нет. Более того, видно, что люди способны кардинально менять свое поведение и решать те проблемы, которые они хорошо поняли. Так было отменено рабство, запрещены ядерные взрывы, уничтожены некоторые опасные болезни. Главное – понять проблему и поставить задачу. Вы правы, большинство людей, не размышляя, действуют так, как им предписывает культурная традиция, сформированная предшествующими поколениями. Но по мере накопления новых знаний правила поведения меняются. Их меняют активно мыслящие представители человеческой популяции, и сегодня, как никогда, их время.

Вот эти два обстоятельства и дают надежду. Деятельность по поворачиванию человечества на нужный путь является осмысленной и не безнадежной. Несмотря на исключительную сложность, это очень увлекательная своей новизной, грандиозная задача. Полученные в этом интервью вопросы ясно показывают – мы в большинстве своем практически ничего не знаем о роли естественных экосистем в поддержании климатической устойчивости, не задумываемся о срочной необходимости сокращения населения и прекращения рубки лесов. Единственная новая (и, к сожалению, неверная) мысль, имеющая отношение к проблемам окружающей среды, которой удалось поселиться в умах землян за последние полвека – это мысль о том, что необходимо сократить выбросы CO2, что и решит все проблемы. Это слишком медленное и неверно направленное изменение глобального мышления, абсолютно неадекватное срочности и сложности стоящих задач. Каждый мыслящий человек на основе научных данных может ускорить и направить этот процесс, используя для этих целей современные электронные средства общения и доступа к информации.
20:18
+4
Пример в Статье увидела в первую очередь, движения Мысли согласно велению Сердца, в отличии от привычки мыслить как все. Ведь само стремление мыслить вместе с Планетой, чувствуя готовящихся к вырубке, деревья, показывает движение вместе с другими учеными-единомышленниками в Суть проблемы, перестав доверять тому, что написано в догмах. Понимая Причину созданных пустынь, позволяет предотвратить опустынивание своих территорий, приводит к изначальному стремлению доходить до Сути самому. Перестав доверять какому-либо физику-теоретику, составившему учебник. Поняв теорию, направив внимание на живое.
Когда читала статью, вспоминала семинар с Гусманом Минленбаевым, ведь он говорил то же самое.
Конденсация больше там, где больше испарение. А оно больше там, где растет лес. Если океан можно сравнить с одной мокрой тряпкой, то лес представляет собой много мок­рых тряпок. У леса огромная поверхность — много листьев. И там испаряется больше влаги. Лес перетягивает на себя канат пониженного давления.
Я с изумлением обнаруживаю, что на самом деле понимаю. Если суша покрыта лесом, она обеспечивает постоянную зону пониженного давления и действует как насос, тянущий на себя атмосферную влагу с океана.

Этот баланс устойчив. Пока леса не начали вырубать в массовом порядке, он существовал сотни миллионов лет. Все великие реки мира — результат действия лесного насоса атмосферной влаги. Но нарушение целостности лесного покрова приводит к изменению направления ветра: он начинает дуть не с моря на сушу, а с суши на море. Что приводит к окончательному опустыниванию
А такая массовая вырубка лесов грозит опустыниванию почти всей планеты.
Ещё в Книге Александра Саврасова говорилось помимо вырубки лесов есть бездумное осушение человечеством болот и болотных мест и застроек там городушек, это тоже влияет на ветра и климат тем, что природа начинает отвечать Стихийными катаклизмами человеку.
Плюс выкачка нефти безмерно тоже делает свое дело.
Ещё, читая, у меня сложился образ, что сейчас благодаря «деяниям» человека уничтожается все до основания, вся природа самим же человеком. Словно та фальшивая (потребительская) основа, на которой оно жило, рушится и им и самой Жизнью, Большей Волей, уничтожая все Живое за счёт чего жило потребительское человечество через катаклизмы и природные явления. Как Ответ Жизни на деяния человека. И уже те люди, что начнут её возрождать, словно с 0 поднимать, Возрождать, сделают и превратят её в цветущий сад, в Новую Обновлённую Планету.
13:13
+5
Не думала что леса НАСТОЛЬКО! важны. Оказывается направление ветра впрямую зависит от леса. Не будет леса, произойдет опустынивание, что уже и происходит постепенно. Теперь становится ясно, почему у нас так меняется климат. На примере своего города вижу это. С каждым годом у нас в реках уменьшается вода, очень заметно. Часто находила места, где когда-то текла река, глубокие проймы, а теперь на этом месте сухо, зарастает травой. Думала что родники восполняют реки, но ведь воды становится все меньше и меньше. Казахстан всегда был более степной страной, сухой воздух, ветра. Но сейчас стало это намного заметнее. Дождей все меньше, ветра все сильнее. Деревья действительно вырубаются, а если и сажается взамен что, то в таких мизерных количествах! У нас уже давно идет опустынивание.
Благодарна за эту статью! Пришло Понимание! Есть намерение заняться посадкой леса! Созданием леса, а не просто парочку деревьев посадить. И это под силу когда есть Пара, сажать Вместе с Парой, перестав быть одной, перестать быть одиночкой.
13:25
+6
С каждым годом у нас в реках уменьшается вода, очень заметно. Часто находила места, где когда-то текла река, глубокие проймы, а теперь на этом месте сухо, зарастает травой. Думала что родники восполняют реки, но ведь воды становится все меньше и меньше.
А ведь раньше у нас было развито судоходство!
В Актюбинской области было развито судоходство, считают краеведы.
Глядя на обмелевший Илек, трудно представить, что здесь когда-то ходили суда. Однако находка строителей неожиданно развеяла сомнения краеведов. Мостостроители рыли котлован и на глубине 3 метров наткнулись на металлический предмет — якорь с массивной цепью. Историки говорят, он остался здесь с 18 века, когда Илек был судоходной рекой. Сауле Тажбенова, сотрудник Актюбинского областного историко-краеведческого музея: — Это такая находка! Такой раритет впервые найден в области. Эти суда могли перевозить из Каспия через Урал в Россию черную икру. Вряд ли по Илеку ходили большие суда, говорят в краеведческом музее. Скорее всего, это были небольшие суда и катера. Вячеслав Ларин — один из немногих судомоделистов Казахстана — уже определил: якорь изготовлен по модели инженера-судостроителя Матросова, отлит на заводе. В 18-19 веках Илек был судоходным, Вячеслав Андреевич не сомневается. Он уверяет: еще полвека назад река была гораздо шире и полноводнее. Об этом говорят и актюбинские старожилы. Вячеслав Ларин, судомоделист: — Художник Скоробогатов рассказывал, что его дед или прадед видел, что на Илеке ходили баржи. Местные старожилы считают: на дне Илека можно найти еще много интересного. А первый раритет уже занял свое место в зале природы краеведческого музея.
02:57
+12
Эту статью я нашла в сети больше года назад, сохраняла её в планшете, интуитивно чувствуя, что в ней поведано об очень и очень важном, но для полного понимания материала мне чего-то словно не хватало.
А не хватало разворота мысли от собственной ценности к ценности умножения жизни.
1 апреля 2018 года на Встрече Участников в Новосибирске этот разворот случился.

Умножать жизнь — это буквально мыслить и жить так, чтобы живое благодатно напитывалось, росло и увеличивалось, в этом собственно и состоит смысл жизни и суть счастья для того, кто родился человеком.
Умножать жизнь — это буквально мыслить и жить так, чтобы живое благодатно напитывалось, росло и увеличивалось, в этом собственно и состоит смысл жизни и суть счастья для того, кто родился человеком.
Причина ветров и дождей на нашей планете, а значит причина жизни — разница потенциалов — перепад давления от более высокого над океаном к более низкому над лесистой материковой зоной, — это нужно знать, как дважды-два!
А значит смыслом жизни становится осознанное умножение растительности, лесов и садов на нашей планете. Всё просто, как дважды-два.
В пустыне ветер дует всегда в сторону океана без шансов напоить влагой иссушённую землю.

Каждый человек — либо причина дальнейшего опустынивания, либо причина облагораживания земли,
умножения растительности, влаги, природного изобилия.
Умножая жизнь начинаешь пульсировать в унисон с жизнью, больше сил, больше энергии — наполняешься Счастьем… Пока это первые осознания и пока это мои первые совсем ещё маленькие шаги..:)
22:34
+3
Синтропия — свойство живой системы преодолевать хаос путем организации и упорядочивания.
Синтроприя противоположна энтропии, хаосу, саморазрушению.

Вдохновляющий пример бразильского пермакультурного дизайнера Эрнста Гетча, который создал на 500 гектарах брошенной, выжженной земли, сьедобные джунгли и разработал методы быстрого восстановления больших площадей деградированных почв, путем создания лесосадов, аллейного земледелия и агролесоводства. Показано несколько примеров успешного воплощения этого метода.
Рекомендую к просмотру всем, кто создаёт своё хозяйство на своей земле: