​​Что делает человека благородным. Часть 1.

Что делает человека благородным? 

   Вот с этим вопросом и попытаемся разобраться. Быть может в несколько разрозненном и фрагментарном ключе, с широкими отступлениями в разные подтемы, что всего навсего позволит изучить затрагиваемый объект с разных сторон, более подробно и детально.  

   Само по себе слово «благородный» происходит от сочетания двух слов: «благой» и «род». Ещё одним синонимом данного термина является слово «родовитый». «Ваше благородие», «Ваше высокоблагородие», «Ваше высокородие»: доносится отголоском от предшествующих времён. Разные вариации подобного понятия, в целом имеют один смысл, который обозначает некое особое качество рода, которое отличает его от других, даёт ему определённое привилегированное положение по отношению к другим родам. 

   Но вот что именно делает обычный род благородным? Что именно даёт одним право считать себя более совершенным и доминантными по отношению к иным? Зачастую можно услышать, что объективных критериев подобного превосходства просто нет. Дескать, ничего собственно говоря «родовитого» человека от обычного не отличает. Особенно  в эпоху технократической цивилизации, родовые титулы являются предметом особенно язвительных насмешек. Всякий внук колхозника или рабочего, ныне менеджер или иной сотрудник офисной службы стремится подчеркнуть, что ничего его от имеющего дворянский титул не отличает. В интеллектуальном отношении, малородный отчасти может быть и умнее, доходы его могут быть выше, выглядеть он может схоже. Из за чего действительно становится не совсем понятно, в чём заключается то самое отличие родовитого от неродовитого, уж не умозрительно ли оно. Для того, что бы это отличие найти, можно обратится к старой как мир системе родовых имён, сиречь фамилий. 

   Взять хотя бы германские родовые имена (фамилии). Существуют фамилии образованные от основного занятия рода или просто от прозвища. Такие как кузнец (Шмидт), рыбак (Фишер), мельник (Мюллер), земледелец (Бауэр), кудрявый (Краузе), чёрный (Шварц) и тому подобные. А существуют особые фамилии, указывающие как раз на благородный статус рода. Такие фамилии в большинстве случаев имеют приставку «фон», что буквально переводится на русский язык, как «из». После данной приставки следует название родового поместья. Либо в узком смысле этого слова либо в более широком, как название местности. В этой короткой, но вместе с тем невероятно глубокой по своему смыслу приставке скрыто то самое отличие, выделяющее родовитых из массы безродных. Мельник (Мюллер) — он просто мельник. Он может родится в одном месте, затем уехать в другое, попробовать пожить в третьем. Мюллер по своей жизни кочевник, он скиталец не имеющий «ни кола ни двора». Он ещё не осознал ценность наследственного накопительства, о котором пойдёт речь далее. Кровь у него есть, а вот почвы ещё нет. А ведь именно Почва является той самой ёмкостью, в которую нужно накапливать.            

  Пример с доброй и худой ёмкостью. Если ёмкость дырявая — в неё можно лить воду хоть из  пожарного шланга, тратя при этом все силы на износ, истощаясь до предела. И все старания будут уходить в дыру.  Если же ёмкость герметична — достаточно небольшой капельницы, чтобы со временем жидкость перелилась через край. 

   Отличие благородного рода от обычного, или вернее будет сказано ещё «не совсем рода» заключается именно в наличии почвы, той самой герметичной чаши предназначенной для накопления благ, как материальных, так и душевных, так и духовных на протяжении многих поколений. От этого собственно и благо-родство. Именно укоренённость на одном, постоянном  месте делает род, собственно родом, или же «благородным родом». Отличие  Отто Мюллера от Отто фон Бисмарка заключается в том, что Бисмарк — это название деревни. Как нетрудно догадаться, название родовой деревни рода… опять же Бисмарков. Безусловно, что название родового поместья (что означает укорениться «по одному месту») происходит от названия самого рода. Кровь в этом случае первична, а Почва вторична. Но в дальнейшем статус Крови определяется именно по Почве — такой-то такой-то, от туда-то от туда-то. Отличие от Отто мельника (Мюллера) заключается в том, что мельник — это всего навсего род деятельности, профессия, которой можно овладеть, сиречь второстепенный социальный фактор. Ничего кроме профессии данный род предоставить миру не может, ничего другого у него просто нет. Это «люди мира», каждое поколение которых лихорадочно, заново пытается наполнить свою жизнь какими бы то ни было благами. В поисках которых мельники, рыбаки, земледельцы, чёрные, белые, кудрявые и другие носители характерных прозвищ едут в поисках лучшей доли в города, другие страны, другие континенты. 

   Фон Бисмарков отличает то, что они не стремятся за благами «куда-то», они все блага со всех мест накапливают в одно место, в данном случае в деревню Бисмарк. В данном случае Фон Бисмарки ведущие, а Мюллеры ведомые. Такая естественная иерархия возникает из за того, что каждый раз передавая блага по наследству, следующее поколение обогащает эти, полученные от предков блага, благами приобретёнными за жизнь своего поколения. Затем, в обогащённом виде передаёт по наследству дальше. История вновь и вновь повторяется. Таким образом, с каждым новым поколением род становится всё более богаче во всех значениях этого слова, он совершенствуется, увеличивается. Почвенная чаша наполняется столетиями, со временем начиная перетекать своими благами через край. Тогда как через беспочвенную дыру утекает всё, что было нажито предшествующим поколением. От сюда имеет начало столь яркий контраст материального благосостояния и внутренних духовных сил между благородными и малородными. 

   Когда же малородный мельник (Мюллер) обретает свою собственную Почву, укореняется на ней — изменяется и его родовое имя (фамилия). В германской традиции, чаше всего название родового поместья формируется по имени того предка, который первым укоренил род на Почве. Если скажем его звали Краметер, достаточно опосля приставить слово обозначающее первичную степень укоренения на месте — двор (хоф), чтобы получить название родового поместья —  Краметерхоф. В последствии, по прошествии нескольких поколений, когда род накопит достаточно благ и это будет признанно другими благородными родами, родовое имя может эволюционировать в фон Краметерхоф, что переводится как «из Краметерхофа». А сам двор Краметерхоф, к тому времени будет довольно многолюдной родовой деревней. К слову сказать, более долговременная форма укоренения на Почве после двора — поместье, в германских языках обозначается словом «гуд», что может буквально переводится, как «хорошо, имущество, добро, пожитки, товар или груз». То есть, для германов, понятие укоренения «по месту» и понятие «накопление благ» в целом являются синонимами. 

   Безусловно, данная система родовых имён отражающих качественную степень родовитости — ныне практически утратила своё первоначальное значение и стала во многом неактуальна. Но тем не менее, она достаточно наглядна для того, чтобы понять сам принцип благородства. Человека делает благородным именно его принадлежность к роду. А род делает благородным его укоренённость на одном месте, наличие Почвы, как чаши для накопления благ в поколениях. Именно это маленькое «из», но не что другое, делает человека благородным. То есть не абы кто, неизвестно откуда и куда, пусть даже и профессиональный мельник, рыбак,  инженер, танцор. Но непременно Из какого-то родового гнезда, семейного места, земли предков. БлагоРодство — есть Кровь имеющая Почву.  

   На такой оптимистической ноте можно было-бы и закончить. Собственно, что ещё констатировать? Всё и так понятно. Но тем не менее, мы попробуем разобраться в механизме благородства или накопительства более детально и конструктивно. Поступательным образом — от простого к более сложному, пусть даже это может показаться излишне фрагментарным и мало связанным в общую концепцию. Итак. 

   Вообще, самое большое счастье которое может достаться какому либо роду, племени, нации или расе — это… как ни странно жить на острове, или хотя бы в горах. Да, именно так. Обособление является главенствующим фактором эволюции. А если быть ещё точнее, обособление и эволюция — это вообще одно и тоже. Так как само слово «эволюция» в переводе с латинского дословно означает «развёртывание», сиречь разветвление, дивергенция, дихотомия, искусство, обособление части от целого, как бы это ни было названо. Эволюционное развитие вида, усиление его доминантности достигается обособлением по нескольким причинам. Главным образом потому, что, если популяция обособленна от всего остального мира естественными преградами, как следствие отсутствует смешение с другими народами, как кровное, на уровне межплеменных и межнациональных браков, так и духовное, на уровне смешения культур и менталитета. Данное обстоятельство позволяет на протяжении многих поколений вырабатывать свою, уникальную и неповторимую генетическую, психическую и духовную природу. Популяция вступает в браки только внутри себя, что называется «вываривается в собственном соке», как следствие гомогенизируется. Превращается в единый биологический сплав. И чем дольше популяция таким образом усиливает сама себя на себя же, тем как ни странно сильнее она становится, тем более усиливаются её уникальные и неповторимые качества. 

   В целом, усиление «своего» в противопоставлении его «всем» и принято называть прогрессом или развитием. На примере таких обособленных популяций, как Англия и Япония мы можем воочию улицезреть то, что может дать обособление более чем наглядно. Остров Великобритания, будучи окружённым естественным водным препятствием, на протяжении всей истории этногенеза тамошних народов, был для народов чужих недосягаемым. Именно это обстоятельство позволило автохтонам данной земли гомогенизировать свою кровь, сохранить своё уникальное жизненное устройство, существенно усилить свои физические и психические свойства до возможных высот и в конечном итоге получить огромное преимущество над, хоть и родственными, но не обособленными, континентальными народами близкого местожительства. Британская империя была второй в мире по величине, после империи Чингисхана, фактически колонизировала весь мир. Английский язык стал самым распространённым, наднациональным языком на планете, осуществив тем самым экспансию английского сознания опять же на все мир. В конечном счёте Англия породила США, организм не менее могущественный. Список можно продолжать. Но главное осознать, что, для того чтобы выработать такую внутреннюю силу, способную на подобные достижения и победы, её нужно вынашивать не одно столетие в обособленном закутке, не смешивая ни с чем, а только лишь усиливая, вот это самое «своё», что бы однажды это «своё»  вышло на всеувиденье в свет, для «всех».

   Хотя бы на такой, казалось бы незначительной мелочи, как традиция ношения пиджаков — это можно проиллюстрировать. Во всём мире, в масштабе целой планеты общепринято, что все президенты, все сенаторы, депутаты, учёные, студенты и вообще любой, кто хоть в чём-то привилегирован над другими членами общества — носит пиджак. По одной простой причине. Пиджак — это элемент английского национального костюма. Нечто похожее на прообраз современного пиджака, предки современных англичан носили и тысячу лет до того, как ношение их национальной одежды стало признаком знатности, почёта и статуса для всех людей планеты в независимости от национальности, расы и вероисповедания. С тем же успехом, президенты всех стран мира могли бы носить косоворотки, а языком международной торговли и программирования был бы русский. Конечно, если бы русским посчастливилось тысячу лет прожить на острове, обособленно от всех остальных, естественно при прочих равных. Это к вопросу о том, что такое влияние одного народа на другой и почему у Англии нет границ, так как эта страна имеет форму шара. И как народы самоСтоятельные (от слова «сами стоят», сиречь отдельно, обособленно) влияют на народы несамостоятельные, но совместностоятельные, сиречь континентальные, смешанные, не сосредоточенные на самих себе.

    Английский анекдот. «Что такое английский юмор? Это когда два почтенных лорда вместе смеются над тем, что никто кроме них двоих не понимает». В этом предложении, если вдуматься — заключается вся суть английского обособления и обособления вообще. Их действительно никто не понимает, потому что у них есть «своё», то что понимают только они одни.                               

   Отличительной особенностью Великобритании, особенностью дававшей ей внутреннюю силу на успешную многовековую борьбу, особенностью, которая была сохранена только благодаря водной преграде, является то, что народы Великобритании до сих пор сохранили свой изначальный родо-племенной строй. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но факт остаётся фактом. Особенно, своей родовитостью, конечно же выделяются шотландцы. Ибо в мире, нет ни одного шотландца-одиночки. Каждый  принадлежит какому то роду. Рода объединены в кланы. За каждым кланом закрепленная своя земля. Вся территория Шотландии разделена на земли кланов. У каждого клана есть свой вождь, эти вожди проводят сходы. Иными словами, национальные ценности для этого племени остаются ключевыми и сопоставимы разве, что с аналогичным образом жизни у многих кавказских народов, которые так же живут тейпами. И что характерно, также, очень сильно превосходят духом, близ живущие, не обособленные народы, например русских. 

   Повсеместно подмеченное превосходство горных народов над равнинными, при прочих равных, объясняется именно длительным периодом обособленной жизни первых от остального внешнего мира. Тогда как жизнь на равнине не способствует уединению и обособлению, а напротив способствует смешению крови, смешению культур, смешению мыслей, неустойчивой системе наследования. Как правило, без естественных механизмов защиты в виде гор или водоёмов, долговременное накопительство Крови на одной Почве не всегда представляется возможным. Наследование подвержено опасности со стороны социальных потрясений, войн, революций, этнических конфликтов, тирании власть имущих и вообще чего угодно. Именно по этой причине, в связи с незащищённостью, родные братья англичан — немцы, свой родовой строй не сохранили. У них нет ни кланов, ни родов, ни вождей. Но даже при всём при этом, германоязычные народы являются довольно обособленной популяцией. Главным образом выделяются народы Скандинавского полуострова. Скандинавия, также, фактически является островом, защищённым от остального континента водой и частично камнем. Именно это обстоятельство в своё время стало ключевым для сохранения на полуострове изначально-палеонтологического европеоидного антропотипа, чем не могут ныне похвастаться континентальные соседи.  И как следствие, ныне представляется объективным, что такие страны как Швеция, Норвегия, Дания — занимают первые места в мире по материальному уровню жизни, экологии, общему благосостоянию, а также миру и не конфликтности. Эти народы были долгое время обособленны от континентальных телодвижений, а потому смогли сохранить то, что не смогли другие. Если рассматривать народы с таких позиций, то и сама Европа, во всяком случае западная её часть — представляет собой полуостров. Где распределение благ осуществляется как раз по принципу «чем ближе к евразийскому континенту — тем меньше». Хоть отчасти обособленные страны Скандинавии, Великобритании и западной Европы пребывают более в мире, постоянстве, благосостоянии, богатстве и довольстве, нежели континентальные, степные, в буквальном смысле этого слова безграничные территории России и Украины. Отсутствуют естественные водоразделы, закутки, экологические и ландшафтные границы — неминуемо приходится сталкиваться, ни то с татаро-монгольским игом, ни то с революциями, ни то с мировыми, континентальными  войнами. В следствии чего, как таковой механизм наследования или накопительства ставится под вопрос, если не сказать что в последних странах его нет вовсе. 

   Эволюция и обособление — это синонимы.  Безусловно, что Кровь является первичной по отношению к Почве. Но в дальнейшим, благородство Крови определяется именно по Почве. Данные элементы должны друг другу соответствовать. 

   Также, выдающимся примером успешного обособления является Япония. Защищённая со всех сторон морем экологическая ниша и семисотлетняя власть сегуната, запрещающая эту нишу покидать сделали своё дело более чем замечательно. 

   Императорский род ведущий своё происхождение от Бога солнца; крестьяне, могущие похвастаться тем, что их род выращивает рис на определённом участке на протяжении шестисот лет подряд; собственное автохтонное мировоззрение и как следствие религия; уникальная культура межчеловеческих отношений, отношений между личностью и государством, отношений между личностью и природой и многое-многое другое. Вообще, Япония — это не государство. Япония — это целый мир, целая философия, целая концепция жизни, причём узко родовая, национальная. И конечно же, для того чтобы всё это сохранить, на острове уже много столетий действует строжайший запрет чужеродных направлений человеческой мысли, таких как христианство, ислам, коммунизм, капитализм, либерализм.       

   Таким образом, Япония представляет собой уникальнейший феномен в истории человечества, при котором прогрессирующее воздействие обособления позволило популяции, пусть даже и более низшей расы, но выйти на цивилизационный уровень «белого человека», во всех смыслах этого слова. Если уж даже белый человек, искренне восхищается японцами и тем уникальным, что было ими создано и сохранено — стоит ли здесь о чём то ещё говорить. 

   Несколько аналогичная ситуация наблюдается и у индийской цивилизации. Индусы также сумели пронести и сохранить свою уникальность и оригинальность через тысячелетия. Однако индусский феномен даже ещё более уникален, так как этот народ сумел достичь обособления не по средством ландшафтной изоляции, а посредством выстроенного тысячелетиями особого, уникального мировоззрения. И собственно говоря, подобных по масштабам прецедентов в мире больше нет. Во всех остальных случаях, степень эволюционного успеха, при прочих равных определяется степенью ландшафтного обособления. Равно как и наоборот. Степень деградации и упадка, при прочих равных, определяется степенью смешения и размывания в остальном мире. Чем больше межрасовых и межнациональных браков, чем больше влияния чуждого менталитета и чуждого мировоззрения на автохтонный образ жизни — тем более популяция деградирует, становясь всё более продолжением той популяции, того менталитета и того мировоззрения, которые она в себя впускает.           

   В данном случае, это уже просто вопрос борьбы и конкуренции, которая выстраивает народы и расы в их естественном, иерархическом порядке, сообразно их способностям и потребностям. 

   

   Помимо примера с худой и доброй ёмкостью, который затрагивался вначале, существует ещё один очень наглядный пример, позволяющий умозрительно представить, что вообще из себя представляет механизм наследования или накопительства в одной точке, в очень широком смысле этих терминов. Пример заключается в следующим. Управляя грузовым составом, весом в несколько тысяч тонн, машинист просто не в состоянии совершить одномоментную остановку. Масса поезда столь велика, что однажды набравший скорость состав, силой собственной тяжести, по инерции проходит значительное расстояние после начала торможения. Как гласит надпись на табличке: «Грузовой состав весом десять тысяч тонн проезжает переезд со скоростью 80 км.ч в независимости от того, стоит на железнодорожных путях Ваш автомобиль или нет». Грузовой состав, есть иллюстрация некой огромной, тяжёлой, инертной силы, оказывающий подчиняющее влияние на всё, что легче его по массе и волею судьбы оказалось на его пути. Так например, очень распространённым явлением в железнодорожной практике, является сбивание домашнего скота случайно оказавшегося на путях. При всём желании, машинист просто не может торможением побороть инерцию, чтобы мгновенно остановиться перед животным, или перед человеком. Машинист, с одной стороны управляет машиной, с другой же — сам управляется машиной, подчиняется силе её массы. Чём тяжелее состав, тем тяжелее его остановить. Чем легче состав, тем легче его остановить, если он к примеру пустой. Автомобиль остановить ещё легче. Пешеходу остановиться — даже не заметить этого. Если же пешеход или автомобиль окажется на пути такой огромной силы, как  поезд — им придётся незамедлительно покидать траекторию его направления, чтобы спастись. Не потому, что поезд такой плохой и пытается их задавить, а просто потому что он в несколько тысяч раз тяжелее и по инерции продолжает переть по своей колее в независимости от торможения или мелких препятствий на пути. Единственной силой, которая в состоянии остановить такую махину, может являться другая, не менее тяжёлая махина, производящая столкновение «лоб в лоб». 

   Как применить этот пример в контексте того о чём идёт речь? Очень просто. Самым наглядным примером подобной инерции могут служить инстинкты и рефлексы. Что это такое? Традиционное определение инстинкта полагает под этим термином «совокупность врождённых тенденций и стремлений, выражающихся в форме сложного автоматического поведения». Многие с данным термином знакомы, но не многие отчётливо представляют, что  вообще такое инстинкты и, самое главное, как они формируются, и зачем. Внести ясность в механизм генезиса инстинкта может теория наследственной мнемы Рихарда Симона и теория библиопсихологии Николая Рубакина. Упуская основополагающие положения данных концепций и сжимая их до утрированных аберраций, можно выделить основную суть примерно следующим образом. Получая оригинальное или первоначальное раздражение от окружающей среды, особь переживает доселе неизведанный комплекс возбуждений и ощущений, как физического, так и психического характера. Что оставляет след памяти на живой клетке или протоплазме, так называемую энграмму, что переводится с латинского как «внутренняя запись». Данная запись, впоследствии, воспроизводит аналогичный букет возбуждений и ощущений на объект раздражения, даже не получая вторично подобного раздражения от объекта. Если проще и наглядней — это выглядит так. Ребёнок, впервые в жизни укушенный пчелой испытывает боль, шок, определённое неприятное потрясение. Что, бучи ощутимым одномоментно и вкупе, формирует эту самую «внутреннюю запись», то бишь энграмму. Впоследствии, единственно лишь завидев пчелу, ребёнок будет автоматически испытывать страх, беспокойство или даже предболье. Этот феномен называется мнемой, то бишь памятью, в переводе с латинского. Только памятью не умозрительной, а психо-физиологической, рефлекторной. На основании этой памяти, памяти о результате или конечном итоге определённого способа поведения, формируются те самые автоматические реакции, которые призваны защитить их обладателя от последствий определённого поведения. Для того, чтобы второй раз не ощущать боль от укуса пчелы, защитится от неё каким бы то ни было образом. Дальнейшая судьба подобной «внутренней записи» может быть разной и  зависит от различных факторов. Если среда располагает к повторению пчелиных укусов или других воздействий внешней среды, мнема, как механизм защиты особи, будет востребована и усиливаться. Если же мнема имела более случайную природу и особой значимости не возымела — её участь исчезнуть и быть вытесненной мнемами полезными для жизни. Отбор никто не отменял. 

   Сам Николай Рубакин выделял три основных вида мнемы по степени возрастания их «тяжести», а именно индивидуальную, социальную и наследственную. Индивидуальная «внутренняя запись», в человеческом царстве — это как раз всё что связанно с пчелиными укусами, боязнью темноты, быть может детскими страхами, личными фобиями, предрассудками, личными убеждениями  и тому подобным. Сиречь с отдельной личностью. 

   Социальные мнемы, которые гораздо объективнее было бы назвать «нацио-социальными мнемами» — это совокупность индивидуальных мнем, сгруппированных по национальному или же социальному признаку. Последнее однако менее значимо и уступает по силе первому. Это то, что принято называть национальным менталитетом, архетипами поведения, «народной душой» и тому подобным. Данный вид мнем, уже, в определённой степени имеет наследственную природу. Сам Рубакин, имея более социальные ориентиры во взглядах выделял аж двенадцать разновидностей таковой. А именно семейную, местную, этнографическую, государственную, международную, профессиональную, классовую, образовательную, конфессиональную, злободневную и даже космическую. 

   И наконец наследственные мнемы — более высший тип «внутренних записей», тесно граничащий с понятием «инстинкт». Зачастую, никаких чётких граней между наследственной мнемой и инстинктом нет. В целом, чёткие грани и не нужны. Если понимать всё три типа мнемы, всего лишь, как поступательно-накопительные стадии одного и того же явления, одним из высших итогов которого является инстинкт — всё становится на свои места. Как до невозможного просто и ясно выразил германский физиолог Эвальд Геринг, назвав инстинкт «памятью вида»: «Живое вещество, накопляя энграммы из поколения в поколение, передаёт их по наследству...» Вот собственно и всё. Сформированная однажды от взаимодействия с окружающим миром  «внутренняя запись» или энграмма, имеет определённые шансы на то, чтобы пройдя длительный период борьбы с другими энграммами на нужность, полезность и жизнеспособность, стать со временем индивидуальной мнемой. Затем вырасти в национальную мнему, после чего в наследственную. И в конечном итоге стать инстинктом. 

   Генезис энграммы подобен постепенному нагружению товарного состава грузом или добавлению к нему новых вагонов. Чем более длительное количество времени усиливается мнема, тем она тяжелее, тем её труднее остановить, тем более она инертна. Тем более ей подчиняются мнемы боле низкого порядка, появившееся позже. Высшая степень мнемы, а именно инстинкт, как раз подобен тому самому поезду в несколько тысяч тонн груза. Отработанный тысячами, если не миллионами поколений, огромный и тяжёлый инстинкт, сносящий всё менее тяжёлое на своём пути. Если для появления страха при одном только виде пчелы у индивидуума, может потребоваться всего один укус, то несложно вообразить сколько миллионов раз должна закрепляться мнема, чтобы стать врождённым инстинктом самосохранения, инстинктом питания, материнским, родительским инстинктом, инстинктом размножения, инстинктом накопительства, обособления, борьбы, подражания, интереса и тому подобным. 

Продолжение следует... 

Что делает человека благородным. Часть 2. 

1194
RSS
18:17
+20
Трудно переоценить масштабность и основательность подобного произведения.
И если с чем-то и сравнивать, то только с самим собой, предыдущим.
Закономерное продолжение ранее опубликованного:

-​ «Откусите кусок» или утрированное введение в общее искусствоведение.
Картофель на посадку или утрированное введение в общую евгенику.
Происхождение видов или стайное и стадное.
Национальное и Социальное;
19:47
+1
Пример Автора с тяжеловозом поездом очень доступно объясняет накопление поколениями прожитого опыта, оставленного настоящему или будущему поколению. Почему «или»? Потому что, возможно, что настоящее поколение, имея уже накопленный опыт своих родителей, дедов, в состоянии только частично понять и смочь проявить весь накопленный опыт с целью усиления своего будущего поколения, передав с помощью крови, и по возможности, почвы, потенциалом оставленным, дальше, своим детям, сами оставшись как есть там, где и были. Пример-родители, оставшиеся в интересах, далеких от интересов их детей, отказавшись передавать и совместно проживать опыт со своими детьми. В таком случае дети, уже выросшие, даже зрелые, понимая, что переданное их родителями они несут в своей крови/генах, направляют внимание в своих детях на живое, отдавая им возможностью создать родовые отношения, все понятое, прожитое, то, что может в дальнейшем привести к крепким родовым отношениям. Пусть даже на это потребуется достаточно много времени.
Основа-ВСЁ, накопленная веками, дающая возможность вместе с родовыми знаниями двигаться по Жизни. И чтобы понимать эти знания, нужно самому вникать во все, делясь с Источником знаний своим пониманием. Отдавая в общую «базу данных» своим трудом понятое, делясь. Понимая, делясь только с одним, можно остаться не понятым, по причине того, что тот один движется, исходя из интересов, направленных только на самого себя. В дальнейшем он делиться в обратном порядке с тем, от кого принял ранее полученные знания, навряд ли будет. А ожидания, направленные на отдачу, могут привести к обиде.
Благородство появляется в процессе эволюции, когда накопление живущих на земле окоренившихся народов приводит к пониманию естественности расширения на земле. Отгородившись, обособившись, как пишет Автор, народ приходит к целостности своей, своего Рода. В дальнейшем же, при общении с другими народами, приходится в результате общения, делясь своими знаниями, сохранять свою целостность. Приходится, потому как другие народы, при всей их древности и показательной миролюбивости, без нахождения опоры на Основу, тем не менее несут корыстные интересы своего народа. Результатом общения с такими народами может стать подведение к Основе их самих, показывая свою целостность и возможность общения от Истоков Своего Я.
Когда разлад происходит внутри Рода, причина тому направленность внимания вне Основы, целостности. Поведясь на что-либо одним, внутри Рода происходят изменения, сохраняющие целостность, позволяя поведшемуся, насытиться тем, что стало причиной пренебрежительного отношения к целостности. Благородство это еще и способность сохранения чистоты Рода вне зависимости от внутренних изменений выбора направления в жизненном Пути. С любовью и вниманием сопровождая в Пути, возвращая в родство.
11:47
+1
Глубоко откликнулась суть Статьи — о БлагоРодстве, как о деле всей жизни. О том, что БлагоРодство
… заключается именно в наличии почвы, той самой герметичной чаши предназначенной для накопления благ, как материальных, так и душевных, так и духовных на протяжении многих поколений. От этого собственно и благо-родство…
… БлагоРодство — есть Кровь имеющая Почву
. Именно укоренённость на одном, постоянном месте делает род, собственно родом, или же «благородным родом»
Описание про родовые имения на одном месте – на одной почве продолжительное время раскрыли ясный фокус внимания на историю земного рода — на что именно нужно обращать внимание, что взращивать и что уже есть крепким фундаментом, записанным в генетику — способность взращивания земли, сада, леса, огорода. По отцовской линии была целая деревня фамильная, как следствие проживания на одном месте продолжительное время, и по материнской линии известно, что жили сплочённо деревнями/станицами родичей, т.е. есть закреплённый опыт проживания на земле, сельским бытом, ведением крестьянского хозяйства — определённый иммунитет — наработанная мнема/энграммы, которые увесисто толкают — повторять (вследствие чего и родители мои, даже переселившись в город, приобрели участок земли один… затем другой — продолжать традицию возделывания земли). Взглядом Родовой Культуры на Основе Ясного Мышления и Сознания Чистоты и Автором данной Статьи ясно раскрывается суть — земля должна быть в сельской местности с просторами вокруг (обособлением), открывая пРодолжению поколений возможность накопления Благ в одном месте едино, чтобы разрастись в Родовое поместье/деревню с течением поколений… создавать БлагоРодство Живой Основой на своей Родной земле в сельской местности (чувствую, что моя Родная земля в Сибири… там, где Чистота моих Истоков Я сохранилась).
Порадовало, что есть в предшествующих поколениях опыт лесничества, и устойчивое садоводство-огородничество, хозяйственность, множество навыков и умений бытовых для обеспечения самостоятельности жизни рода. В ракурсе данного внимания предшествующими поколениями (родителями) уже произошло усовершенствование — изменения взгляда на обработку земли – освоением агротехники природного земледелия, чтобы сделать труд на земле легче и естественнее, и мне интересно углублять и расширять пониманием из Живой Основы осознанное взращивание почвы, её плодородияукорениться в сельской местности Созданием Рода и облагораживать место проживания большей лёгкостью и радостью бытия, взращивая естественный источник Благ Рода.
Стало яснее для чего разнообразие растительности и животных из предыдущих материалов Автора – для приведения к Гармонии, естественному биогенезу – Созданию Живой приРоды.

Искренне Благодарна Автору за ясный фокус внимания на БлагоРодство, как следствие — обретение опоры на определённые качества и наработанные способности земных корней!
Откликнулось осознанное взращивание сознания раскрытое Автором мыслями о намеренном создании мнемы
… делать осознанный выбор какую мнему создавать.
Это определило специфику внимания на родовую память: выписала лучшие наработанные качества предшествующих поколений, как подпитывание генетической наработанной составляющей осознанного взращивания гармонии качеств ЧисТоты Мужеского и Женского Начала. Например, вспомнилось, сказанное о культуре родни из фамильной деревни, о достоинстве (о том, что подходили очень внимательно к выбору пары), о чудесных рукодельных качествах…

Благодаря примерам Автора прояснилось понимание своего определённого поведения в ситуациях на уровне инстинктов – узнала это в мнеме уникальных способностей казачьих корней, которая предрасположила к легкости освоения энергетических и физических практик… выбором Живого Пути это уже преображено осознанной наработкой понимания взаимосвязей СоЗнания и тела, как следствия сознания. Благодаря пониманию, что Живая Основа глубже всех земных программ и тому, что для появления сильной мнемы нужно
…поступательное и целенаправленное движение по фиксации строго определённых энграммов, как базиса для формирования свой собственной, уникальной родовой мнемы
осознанно направляю себя на Созидание/проЯВление Чистотой и на Жизнь из Живой Основы.
16:23
-2
Степень благородства рода определяется тем, насколько сильно жизнедеятельность этого рода диктуется мнемой осознанно и искусственно этим родом сформированной, а насколько мнемой всеобщей, сиречь инстинктом. А человека делает благородным именно то, что он является носителем подобной мнемы.
Заметила, что периодически отдыхая от еды, тело (в том числе и генетический материал) перестраиваться быстрее, чем за 7 лет и осознанно создаётся… исцеляется, если из сути Кто Я жить. Тогда непосредственно Осознанная жизнь определяет то, как живёт человек.

Примеры создания себя заново различных людей (осознанно изменивших свою жизнь), пример Образа Жизни РОДа Чистоты… в том числе — пример осознанного взрастания самого Автора Статьи весьма показательны в этом… а то, что Жизнь одна – направляет Начать осознанно Жизнь/СебЯ и Род создавать/пРодолжать на своей земле, чтобы взрастать БлагоРодством.
Бог — это наследственная мнема обособленной и укоренённой на одном месте популяции. Бог — это поезд, который движется по инерции. Мы тянем то, что нас толкает. Сначала требуется определённый срок при котором личность или личности целенаправленно «тянут», то есть накапливают определённые энграммы, определённые программы для повторения. А потом, когда появляется небольшой разгон, эти энграммы уже сами начинают «толкать» отдельные личности. Феномен вот этого внутреннего толкания на повторение программы — и принято в обиходе называть Богом.
Понятно стало, что наработанное (повторяющееся из поколения в поколение) толкает на повторение: например, обустройство и наполнение быта, продолжение рода, возделывание почвы, взращивание сада… и удивительное, что осознанная наработка Основ Родовой Культуры начало капельками проявлять то, что уже толкает… повторять самой – например, предпочтения в питании (здоровое… и лучше – своё...), бережное отношение к планете… того, что закреплено/закрепляю и что осознанно вплетается практически… понемногу проявляется и в ближайших поколениях.
Значительно углубляется понимание необходимости своего места укоренения — конкретного места концентрации вложения/накопления сил, взаимодействия… чувствую, что тогда и сама почва направляет…

«Много Бога» — это то на сколько сильно Бог толкает Богатого. Богатство — это наследственная мнема, которая использует личность, только лишь как инструмент для повторения программы.
Увидела, что в истории поколений были (до революции) зажиточные/богатые семейства… и ближайшие предшествующие поколения сумели накопить и умеют растить/сохранять/накапливать блага, т.е. мнема зажиточности толкает изнутри жить в достатке по привычке – что является чудесной опорой для осознанного взращивания Богатства — естественного и финансового изобилия из Сути Живой.

… взращивать своего Бога
Это именно то, что даёт Живое Образование – осознанно взращивать Бога/Божественное МЫшление и СоЗнание в гармонии с лучшим наработанным земным — Жизнь по Совести и Чистоте — Родовую Культуру на Основе Ясного Мышления и Сознания Чистоты, чтобы прорасти (пустить корни) и дать семена в Своей Родной почве — для полноценности Жизни и здоровья, процветания Рода.