Неравноправный альянс

Тип статьи:
Рецензия

Неравноправный альянс


За последний год в прессе звучало много упований на российско-китайское сотрудничество. Российскому руководству приятно, что русский медведь не один противостоит глобальному Западу. Ему помогает огромная китайская панда. Мы вместе с китайцами – сила. Нас, вместе с китайцами, 1 млрд. 400 млн. человек. Однако стоит ли возлагать на российско-китайское сотрудничество слишком большие надежды?

Китай действительно является одним из крупнейших экономических центров мира. По данным Всемирного банка, ВВП Китая по паритету покупательной способности валют оценивается в 18 трлн. долларов. Столько же составляет ВВП Европейского союза. ВВП США чуть ниже – 17 трлн. долларов. При этом Китай остаётся развивающейся страной. Он принадлежит к странам второго мира. Иначе говоря, он уже вышел из тотальной нищеты, но еще не достиг богатства, свойственно развитым странам Запада. ВВП на душу населения в Китае составляет 13 тыс. долларов. В то время как в США – 56 тыс. В Европе аналогичный показатель равен 37 тыс. долларов. И это при том, что в состав ЕС входят такие, далеко не самые развитые страны, как Болгария и Румыния.

При этом следует учесть, что, будучи глобальным экономическим центром, Китай торгует в основном с развитыми странами Запада. Объем его двусторонней торговли с США составляет 555 млрд. долларов. Торговля с Европейским союзом – 615 млрд. долл. Торговый оборот с Японией – 312 млрд. долларов[1].

А ведь современный Запад – это США+Европа+Япония. Так вот, совокупная торговля Китая перечисленными экономическими центрами достигает астрономической цифры в 1 трлн. 482 млрд. долларов.

Оборот российско-китайской торговли составляет 95 млрд. долларов. Это в 15,6 раза меньше, чем китайская торговля с Западом. Это даже меньше, чем китайская торговля с Австралией (136 млрд. долл.). Да, Австралию мы при вышеприведенных расчетах не учитывали. Но, полагаю, просвещенному читателю и без нее всё ясно.

С экономической точки зрения, торговля с Китаем открывает широкие возможности и дает большие перспективы. Недаром Китай и Россия хотят довести её объем до 200 млрд. долларов к 2020 г.[2]

Однако с политической точки зрения следует отметить, что вряд ли китайское руководство во имя отношений с Россией пойдет на конфликт с Западом, который является основным торговым партнером Китая и даёт последнему почти безграничные возможности для экономического развития. При этом реальная вовлеченность Китая в экономическое взаимодействие Западом даже выше, чем показана нами, ибо мы не учитываем такие влиятельные экономические державы как Южная Корея и Тайвань, также являющиеся частью глобального Запада. С ними Китай также ведет активную торговлю.

Обычно принято ссылаться на совместное сотрудничество с Китаем в рамках БРИКС. Однако эта группировка стран «второго мира» не обладает достаточной мощью, чтобы противостоять Западу. Правда, ВВП стран БРИКС равен 34 трлн. долларов. Это выглядит солидно. Ведь совокупный ВВП Запада (США+ЕС+Япония) – 39 трлн. долларов. Казалось бы, вот он, вожделенный второй центр современного мироустройства. Однако 18 из 34 трлн. долларов ВВП стран БРИКС – это ВВП Китая. Таким образом, БРИКС является альянсом, созданным по формуле Китай+все остальные. А Китаю, как мы уже показали выше, не выгодно втягиваться в противостояние с Западом. Слишком активно вовлечены китайцы в мировую торговлю.

Следовательно, БРИКС может быть одним из инструментов китайской политики, но не более. Китайцы могут использовать организацию для демонстрации Западу, что у них есть союзники и в других частях мира, но вряд ли они пойдут на лобовое столкновение.

Что же нужно Китаю от России? Главным страхом китайской геополитики является окружение Китая кольцом недружественных государств. В настоящее время такое кольцо может возникнуть только во главе с Соединенными Штатами. В Юго-Восточной Азии подобная ситуация уже отчасти сложилась. Ведь союзниками США являются Япония, Южная Корея, Тайвань. Американский флот господствует на Тихом океане. В американскую сторону начинают смотреть даже такие, ранее не замеченные в проамериканских симпатиях государства, как Вьетнам. Отношения Китая с Индией остаются конфликтными, а ведь Индия – вторая по численности населения страна мира. Потенциальная экономическая мощь её может быть сопоставима с экономическим весом Китая. Последний традиционно поддерживает старого соперника Индии – Пакистан.

Именно поэтому китайцам нужен надежный тыл. И тут приходит на помощь согласная сотрудничать Россия, а также государства Средней Азии. Они пока что не собираются объединяться под американским началом против КНР. И китайское руководство, конечно, это очень ценит. Однако превращение России в китайский тыл еще не означает, что Россия становится союзником Китая по борьбе против Запада. У Китая в настоящий момент нет таких амбиций. Там хорошо понимают, что необходимо реализовать экономический потенциал, скрытый в населении страны, составляющем 1,3 млрд. человек. Это в 4 раза больше, чем в США. Следовательно, теоретический ВВП Китая может составлять 68 трлн. долларов (если считать, что ВВП США – 17 трлн.). Напомню, что совокупный ВВП мира оценивается ныне в 100 трлн. Если Китай разовьет свой экономический потенциал, мировое господство упадет к его ногам само, как спелое яблоко. Пока же КНР следует заветам Дэн Сяопина: «Надо знать своё место и не высовываться».

Это не значит, однако, что Китай намерен развивать равноправные экономические отношения с Россией. Россия играет роль сырьевого придатка Китая. В 2014 г. на поставки в КНР «минерального топлива, нефти и нефтепродуктов» приходилось 71,63% российского экспорта. Второе место – поставки древесины (6, 97% экспорта), цветных металлов (3,96%),

В то же время китайский экспорт в Россию имеет другую структуру: машинно-техническая продукция -- 36,1%, химическая продукция -- 8,4%, одежда текстильная -- 6,7%, одежда трикотажная -- 5,9%, обувь -- 6,0%[3].

Иначе говоря, Россия поставляет в Китай сырье, в основном нефть, древесину, металлы, а взамен получает промышленные товары. Это классический неравноправный обмен промышленного центра с сырьевой периферией. Причем в роли периферии выступает, конечно, Россия.

Роль России как сырьевого придатка диктует Китаю модель поведения по отношению к нашей стране. Эта модель мало отличается от той, которую Китай реализует в отношении слаборазвитых стран Африки и Средней Азии. Суть этой модели заключается в предоставлении льготных, но связанных кредитов на реализацию тех или иных инфраструктурных проектов. Кредиты предполагают приобретение товаров в Китае и задействование при реализации проектов китайской рабочей силы.

Современная исследовательница пишет: «В фокусе интересов китайских компаний – нефть и минералы; самые крупные получатели займов и инвестиций – богатые ресурсами страны (ЮАР, Ангола, Замбия, Судан). При этом действует принцип "сырье в обмен на инфраструктуру". Впрочем, Китай реализует инфраструктурные проекты и в странах, не обладающих богатыми ресурсами. Однако даже в богатых сырьем странах китайские ПИИ концентрируются не только в ресурсных секторах, что, например, демонстрирует Замбия»[4].

Однако до уровня Замбии России ещё далеко. Следует отметить, что российское руководство идет навстречу Китаю в реализации его стандартного плана работы с сырьевым государствами. В частности, новое российское законодательство предусматривает создание территорий опережающего развития. Они в первую очередь будут создаваться на Дальнем Востоке. При этом, согласно Трудовому кодексу РФ, в рамках ТОР:

«1) получение разрешений на привлечение и использование иностранных работников не требуется;

2) разрешение на работу иностранному гражданину, привлекаемому для осуществления трудовой деятельности резидентом территории опережающего социально-экономического развития, выдается без учета квот на выдачу иностранным гражданам приглашений на въезд в Российскую Федерацию в целях осуществления трудовой деятельности, а также квот на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу, устанавливаемых Правительством Российской Федерации в соответствии с законодательством о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[5].

Можно предположить, что в рамках ТОР планируется привлечение рабочей силы из Китая, так как это единственный регион с избыточной рабочей силой, граничащий с Дальним Востоком. Для традиционных российских гастарбайтеров из Средней Азии Дальний Восток не представляет интереса в связи с удаленностью от их Родины и холодным климатом. Для китайцев же работа на Дальнем Востоке может быть привлекательна в связи с близостью их собственной родной земли.

Автор этих строк не разделяет, впрочем, стандартные страшилки о заселении России китайцами. ВВП на душу населения в Китае уже приблизился к российскому и китайцы, конечно, предпочтут жить у себя на Родине, чем ехать гастарбайтерами в Россию. Но вот разрыв экономических связей с федеральным центром, превращение Дальнего Востока и Сибири в китайские экономические провинции вполне возможно. Если экономика этих регионов будет завязана на Китай, последний получит контроль над их ресурсами безо всякой войны или нашествия китайских гастарбайтеров. Именно по этому сценарию экономического подчинения Китаю идет сейчас руководство России. Российское руководство закрепляет данный сценарий, принимая правила игры, разработанные КНР для слабых сырьевых стран Африки.

Как видим из вышеизложенного, сотрудничество между Россией и Китаем вполне возможно. Но Китай будет вести его на своих условиях. Эти условия включают статус России как «тыла» Китая в геополитическом смысле, невхождение России в антикитайские альянсы, готовность российской экономики обслуживать китайскую в качестве сырьевого придатка и транзитной зоны для транспортировки китайских товаров в Европу, минуя опасные для КНР моря, где господствует американский флот.

Поэтому для России китайская поддержка выглядит не такой уж выгодной, как кажется на первый взгляд. За словесно-дипломатические симпатии Китай постарается выбить из нашей страны множество мелких услуг и крупных уступок, но на подлинный конфликт с Западом ради нас всё же не пойдет. Китайское руководство не привлекает раздел мира на блоки и противостояние. Еще Мао Цзэдун учил, что в конфликте Тигра и Дракона, то есть США и России (СССР), Китай должен быть в роли Обезьяны, то есть «третьего радующегося».

Поэтому России следует вести сотрудничество с КНР осторожно, в целях развития прежде всего собственной экономики. Если этого не произойдет, Дальний Восток и Сибирь окажутся в сфере влияния Китая без боя, просто потому, что их поглотит и подчинит могущественная китайская экономика.

Павел Святенков

19:29
893
RSS
02:22
+3
Как видим из вышеизложенного, сотрудничество между Россией и Китаем вполне возможно. Но Китай будет вести его на своих условиях. Эти условия включают статус России как «тыла» Китая в геополитическом смысле, невхождение России в антикитайские альянсы, готовность российской экономики обслуживать китайскую в качестве сырьевого придатка и транзитной зоны для транспортировки китайских товаров в Европу, минуя опасные для КНР моря, где господствует американский флот.
получается что отношения выстраивают пока есть какая-то выгода. Потому как настроены потреблять, и совсем позабыли о Совести,культуре ЧелоВеческих взаимоотношений

Еще один пример-
За 20 лет отношения Казахстана и США обрели статус стратегического партнерства, когда каждая сторона получает выгоды от сотрудничества — К. Смагулов
11:22
+12
получается что отношения выстраивают пока есть какая-то выгода

В данном случае, только такие отношения и могут быть. Так как Китайцы это другой Вид человечества — жёлтые, а мы белые. Они просто другие, а потому чужие. Это как волки и собаки, лошади и зебры, козы и овцы. Внешне эти виды очень похожи, но Суть у них разная. Соответственно и образ мыслей, и образ жизни, и образ взаимоотношений между людьми у нас различен. Взывать о Совести в межгосударственных отношениях можно только если это Родственные нам Народы, по каким либо причинам живущие отдельными государствами.
12:09
+2
Они просто другие, а потому чужие. Это как волки и собаки, лошади и зебры, козы и овцы. Внешне эти виды очень похожи, но Суть у них разная. Соответственно и образ мыслей, и образ жизни, и образ взаимоотношений между людьми у нас различен.

Отношение работающих в России китайцев к местному населению проявляет существенные различия. Например, практически все крупные города России потребляют продукты, выращенные китайцами и чаще — на территории самой России вблизи самих городов, принося колоссальный ущерб и земле и населению… и за это ждут отношения как к благодетелям.
В самом Китае отношение к европейцам и приезжим резко выделяются ощутимыми во взаимодействии границами: что для китайцев, а что для других. Помню, как меня это удивляло в поездке — отношение, как к какому-то другому сорту, с разной окраской, но в большинстве своём в смысле «большая удача — обдурить».
00:26
+7
В самом Китае отношение к европейцам и приезжим резко выделяются ощутимыми во взаимодействии границами: что для китайцев, а что для других.

И это правильно. Китай — это дом Китайцев, европейцы в нём гости. Соответственно Китайцы на правах хозяев диктуют гостям свои правила. У себя дома, на Своей земле, мы тоже разъясняем гостям, куда ходить можно, а куда нет. А непрошеные гости, у нас вообще не задерживаются. И желательно, чтобы так было не только в масштабе своего огорода или улицы, а в масштабе всей Родины.



13:28
+6
Что же нужно Китаю от России? Главным страхом китайской геополитики является окружение Китая кольцом недружественных государств.


МОСКВА, 31 мая — РИА Новости. На сегодняшний день, Россия является лидером в сфере оборонных технологий, а также эксклюзивным их поставщиком Китаю. В условиях осложнения обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе, потребности Китая в российском оружии будут расти, пишет японский журналист Кайл Мизоками в аналитическом журнале The National Interest.
Мизоками пишет, что продажа российского оружия Китаю всегда была выгодной для обеих стран — Китай получал новейшие и самые передовые в мире системы вооружений без лишних затрат на их разработку и производство, а Россия, в свою очередь, получает твердую валюту.

«Есть ещё порох в пороховницах». И у России, помимо сырьевой базы, есть возможность предложить Китаю свою продукцию для взаимовыгодного сотрудничества двух стран.
11:46
+4
Топ-10 стран по уровню ВВП на душу населения


Оказывается, что Россия находится на 53м месте с показателем $24 066 (подумаешь – в три раза отличается от «официальной» Википедии). Правда эти данные ситуацию сильно не меняют, поэтому маргиналы ликуют: «вот он! Список великих стран с развитой экономикой. Катар – эталон экономического величия! ..."

Но так получилось, что я не могу принять доводов, основанных на сравнении «синего» и «круглого». Сравнивать надо сравнимое. Так что я отхожу «сферического коня в вакууме» и беру данные по ВВП стран, с населением более 100 миллионов человек. Таких стран набралось 11.

ВВП на душу населения в странах с населением более 100 млн чел

Удар под дых. 3е место в группе. В этой группе – 4,338 млрд человек и 80% всего мирового ВВП. Китай, со своей «второй» мировой экономикой – на 6м месте с почти двукратным отставанием по ВВП.

Скажем так, совсем другой угол зрения — и уже другая расстановка сил.
Вот только китайцев много, и они едут в Россию, поскольку в России нет ограничений по количеству рождения детей и за «лишних» детей не нужно платить налоги. В Китае же "одна семья — один ребёнок" (для городов) — медленный регулируемый процесс вырождения.