95% электричества Уругвая из возобновляемых источников энергии

Тип статьи:
Рецензия
13:39
332
RSS
Радуют такие примеры, когда люди думают об экологии, окружающей природе, о пользе для своего государства. Страна, учитывая свои климатические условия, исходя из финансовых возможностей, приняла решение о постепенном воплощении данного проекта
Для решения этой проблемы с 2008 года Уругвай вкладывал 3% ВВП в смену структуры своей энергетики на условиях государственно-частного партнерства. Результат — налицо. А через десять лет уругвайцы планируют полностью перейти на самообеспечение в производстве электрической энергии.

небольшие периодические расходы на реализацию проекта сейчас в будущем позволят перестать быть зависимыми от импорта нефти, увеличения ее стоимости, а значит постоянного роста расходов бюджета и польза для экологии. Это с одной стороны.
Однако в отношении ветряков есть и противоположная позиция, показывающая их вред:
Ученые высказывают свои опасения о том, что ветряки могут приносить вред окружающей среде, в частности, популяции птиц. Такие мнения появились еще в 80-х годах прошлого века. Чем больше становилось ветряных турбин, тем громче звучали голоса ученых.
Современные ветряки обладают более длинными лопастями – до 198 метров, это выше даже пирамиды Хеопса. При этом сейчас создатели обсуждают идею увеличить длину каждого крыла до 400 м. Еще один опасный фактор – скорость. За последние 30 лет ученые смогли увеличить ее в 3 раза. При этом, как утверждают зоологи, предмет, вращающийся с такой частотой, птицы даже не замечают.
Сейчас владельцы ветряков стараются ненадолго их остановить, завидя большие стаи мигрирующих птиц, но такой выход из ситуации кажется весьма сомнительным. Использование специальных радаров также вряд ли спасет ситуацию. Одиночных птиц не замечают даже радарные системы военных. А вокруг ветряков исследователи находят все больше и больше трупов пернатых.
Страшную статистику опубликовало орнитологическое общество Испании: в лопастях 18 тыс. ветряков ежегодно гибнет от 6 до 18 миллионов птиц, это 300-1000 птиц на один агрегат! Жертвами аппаратов становятся и летучие мыши – вращающиеся лопасти создают такое высокое давление ветра, что оно вызывает у летучей мыши внутреннее кровоизлияние на расстоянии 100 м от ветряка.
Но мнения о большой опасности ветряков не придерживаются многие экологи. Приводят другие данные: в США кошки убивают до 1 млрд птиц в год, что несравнимо с вредом ветровиков. Один из вариантов решения проблемы – периодическое отключение ветряных турбин в моменты миграции стай. Но это приводит к колоссальным убыткам от потери годовой генерации.
Эффективным методом снижения смертности птиц от ветровиков может стать создание системы отпугивания, но пока эти исследования находятся, что называется, в зачаточном состоянии, ведь отпугивание приведет к изменению схемы миграции птиц, и пока неясно, как это скажет на всей экосистеме в целом.


И точка зрения Германа Стерлигова:


Слишком уж односторонний подход с огромным перевесом в отрицательную сторону у Германа Стерлигова к переходу на альтернативные источники энергии. В данном случае я освещу ещё и другие моменты, которые показывают более широкий взгляд на использование солнечных батарей.

Потому что под этими аккумуляторами практически всё умирает. Там ни живут ни жучки, ни паучки, потому что солнышка нету, умирает трава, земли превращаются в пустыни. Мы можем с уверенностью сказать, что у нас все земли будут пустые, просто от одного того, что батареи будут закрывать от солнца всё.

Учёные уже ищут возможные варианты использования солнечных аккумуляторов для сохранения здоровой микрофлоры почвы под батареями.

Для размещения мощных электростанций промышленного назначения требуются огромные свободные территории. Например, для электростанции мощностью 1 ГВт требуется несколько десятков квадратных километров площади. Эта проблема сейчас успешно решается размещением солнечных батарей на крупных солнечных электростанциях на высоте 1,8 – 2,5 метра, что дает возможность использовать земли под электростанцией для различных сельскохозяйственных нужд, например, выпаса скота. К тому же в мире пока еще достаточно крупных, неосвоенных человеком, территорий (например, пустынь). Применение солнечных аэростатных электростанций также может являться решением проблемы нахождения больших площадей земли под солнечные электростанции.
Если под солнечными батареями может пастись скот, значит, может расти и трава.


Но, если использование больших земельных площадей необходимо для промышленных предприятий, то, говоря о личном подсобном хозяйстве, земельные территории для того, чтобы получать электричество из солнечных батарей для своего дома, могут и вовсе не понадобиться. Мощности панелей, размещённых на крыше стандартного дома, размером 8*8, будет вполне хватать для хозяйственных нужд.
Тем более чем больше родовых поселений, тем больше вероятность превращения земли в цветущий сад.

Средний дом использует около 900 кВт-ч в месяц, или около 30 кВт-ч в день. Умножьте это на 0,25. Мы получаем 7,5, так что нам нужно 7,5 кВт системы.
Типичная солнечная панель вырабатывает до 120 ватт, или 0,12 кВт в день. Для обеспечения 7,5-кВт, вам нужно около 62 панелей. Одна панель может быть примерно 142 на 64 сантиметров, так что 62-панели будет занимать примерно 65 квадратных метров.


Про срок службы.

Кроме того, эти аккумуляторы надо утилизировать каждые 3-4 года, а системы утилизации нет. А большего яда, чем аккумуляторы – не существует.

Опять же, Герман слишком сократил сроки службы аккумуляторов, работающих в настоящем времени по 25-30 лет.

В 2016 году в России заработает производство солнечных панелей на полупроводниковых гетероструктурах. Разработчики обещают, что КПД таких панелей будет в два раза выше существующих, а стоимость – в два раза меньше.
КПД солнечной панели составляет 10-12%, и при сроке службы в 20-25 лет и гарантии в 20 лет она окупается за 10-12 лет. Если заменить стекло на кристаллический кремний с применением полупроводниковых гетероструктур Алферова, то стоимость изготовления панели уменьшается вдвое, а КПД – вдвое увеличивается. В итоге экономическая эффективность панели возрастает в 4 раза.


А что касается утилизации, то конечно, пока что с ней есть трудности, но так как технологии совершенствуются, есть возможность того, что через несколько лет и эта проблема решится.

Наибольший процент отходов – около 90%, составляет стекло. Меньшую долю составляет переработка кабелей и полупроводников из ценных металлов, которые обмотаны со всех сторон пластиком – поэтому их переработка является более затратной.
Christian Hagelüken из Концерна Umicore считает, что с увеличением производства электроэнергии с использованием фотоэлектрических установок, вырастет спрос на редкие металлы – например Теллур и Индий, которые используются в платах солнечных модулей.
Запасы руды снижаются, поэтому необходимо осваивать новые глубины для добычи редких металлов.
Индий и Германий, субпродукты при добыче цинка и меди, не добывают в рудниках.
Вполне возможно, что производителям солнечных батарей будет выгоднее перерабатывать уже используемые ранее материалы, для того, чтобы достать необходимые редкие материалы, такие как Теллур и Индий, которые очень дорогие и редкие на внешнем рынке, нежели покупать новые.
Кроме того: существует вторичный рынок фото- и ветроэлектрических установок, на котором уже отработанное оборудование может находить дальнейшее применение. «В странах с переходной экономикой можно использовать уже бывшие в использовании солнечные модули. Благодаря более интенсивному солнечному излучению, эти модули могут вырабатывать больше электроэнергии.


У нас поля, крыши, озёра, потому что это тоже водная гладь, будет покрыто всё аккумуляторами, потому что человек жаден.

Жизнь это движение, то есть постоянный процесс роста и изменения, в том числе и роста сознания человека. И если сознание человека будет достаточно высоким для осознания себя частью всего живого Мира, то всё дальше и дальше будет уходить такое человеческое понятие, как жадность.