Педро Пабло Кучински: я считаю Россию страной небывалого мужества

Тип статьи:
Рецензия

Президент Перу Педро Пабло Кучински в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал об итогах саммита АТЭС, отношениях с РФ и приоритетах развития экономики страны.

Г-н президент, большое спасибо за возможность встретиться с вами. Мы встречаемся с вами буквально через несколько дней после завершения саммита АТЭС в Перу, большого события. Здесь был президент России Владимир Путин, вы встречались с ним. Я знаю, что президент России пригласил вас в нашу страну и вы приняли это приглашение. Как вы оцениваете вашу встречу с российским президентом и вообще как вы оцениваете итоги прошедшего саммита в Перу?

Президент Путин — фигура мирового масштаба. Для меня было большой честью познакомиться с ним, так как раньше мы с ним знакомы не были.

Я был искренне рад поговорить с ним, увидеть его улыбающимся — ведь он улыбается не так часто. А вот на форуме улыбался. Форум АТЭС прошел замечательно. Ввиду нынешней обстановки в мире — выборов президента США и референдума в Соединенном Королевстве — встает очень много вопросов о том, в каком направлении будет дальше двигаться международная торговля. И эти вопросы одинаково важны как для России, так и для Перу.

Ну это действительно важно и для России, и для Перу, куда пойдет в мире внешняя торговля. Но наши отношения, мне кажется, достаточно плотные. 10 лет, как мы подписали договор о партнерских отношениях, а в общем-то у нас еще есть договор 69 года. Эти документы работают. В разных сферах у нас продолжается сотрудничество. Вот какие сферы вам представляются наиболее важными? Где вы видите наибольший потенциал? А в каких сферах, вам кажется, надо нам еще вместе работать?

— Мы достаточно подробно затронули этот вопрос в наших беседах с президентом и российской делегацией. В начале беседы я говорил о том, что наши отношения с Россией завязались достаточно давно, особенно в сфере военных закупок.

Речь идет не о закупках оружия особого назначения, а о вертолетах, грузовиках и иной технике, столь необходимой для защиты гражданского населения. Наши страны всегда поддерживали тесные отношения в этом секторе. Сейчас же мы хотим развить и другие сферы торговли, такие, как, например, торговля сельскохозяйственными продуктами. На встрече АТЭС господин Путин говорил о коренном изменении процесса поставки зерна, пшеницы: благодаря усердной работе последних лет стране удалось превратиться из импортера в поставщика.

Ваша страна, г-н президент, Перу, на мой взгляд, достаточно значимый и такой активный участник и политических, и экономических процессов в Южной Америке. У вас сложившиеся отношения с вашими соседями. Вот какие отношения во внешнем мире для вас наиболее приоритетны? Как вы строите отношения с вашими соседями на южно-американском континенте?

— Наибольшее значение для внешней политики нашей страны составляет дружба с другими странами. Мы не занимаем какую-либо сторону, наше желание — поддерживать хорошие отношения со всеми.

Хотя, конечно, всегда есть отдельные страны, которые наиболее близки или же не так близки ввиду определенных причин. Перу, являясь в экономическом плане достаточно маленькой страной и не такой большой географически, заинтересована в установлении торговых связей по всему миру, при этом не забывая и о культурных связях. Так, например, недавно Перу посетил президент Китая, и мы имели возможность обсудить культурные связи между нашими странами, поддержание которых мы считаем весьма важным. Не все же думать о деньгах, есть еще и такие вещи, как сердце и ум.

Ну вы вот, насколько я знаю, буквально несколько месяцев в этом президентском дворце. Вы обживаете его. Вот мне сказали, что даже в этом зале чуть ли не первый раз вы даете интервью, и в этой связи у меня вопрос: каковы приоритеты вашей нынешней президентской каденции? Каковы ваши первоочередные задачи в качестве президента Перу?

— Конституционным строем Перу предусмотрен пятилетний срок полномочий президента с возможностью последующего переизбрания, но лишь по прошествии определенного периода времени. То есть срок достаточно ограничен, и надо постараться все успеть.

Поэтому своей первоочередной задачей я считаю модернизацию страны и то, что я называю "социальной революцией", то есть изменения в сфере образования, здравоохранения, снабжения населения питьевой водой. В Перу у очень многих людей все еще нет доступа к источникам питьевой воды и многие живут без канализации — то есть без основных условий проживания. А современное государство не может существовать без основных социальных институтов и системы здравоохранения.

Ну вот вы сказали о ваших приоритетах, г-н президент. Два года назад вы основали партию, движение с очень таким громким названием, зовущим "Перуанцы за перемены". Правильно ли я вас понимаю, что вот именно то, что вы сейчас сказали, и есть те перемены, к которым вы стремитесь? Или какие перемены, вы считаете, нужны? В каких переменах нуждаются перуанцы?

— Перемены возможны лишь с согласия народа. Я понимаю, что не все будут согласны с определенными решениями, но никто не может противиться изменениям в сфере образования, здравоохранения, снабжения питьевой водой, промышленности. Вопрос только: как это сделать? И партия "Перуанцы за перемены" стремится прежде всего заполучить голоса молодежи. Ведь перемены нужны именно им. Потому мы так ценим поддержку молодых.

— Перу — вот достаточно посмотреть по карте — богата очень полезными ископаемыми. Здесь их очень много, здесь есть и золото, и цинк, и серебро, и газ. А с другой стороны, Перу — классическая страна сельского хозяйства. Здесь очень развито сельское хозяйство, здесь ему придают очень большое значение. Вот по какому направлению, вы считаете, должна двигаться страна? Какие области, вы считаете, наиболее приоритетны для развития Перу? Сельское хозяйство или добыча ископаемых и использование их? Вот что есть магистральный путь Перу?

— Основной сектор экономики Перу — сфера оказания услуг. Под услугами понимается финансовый сектор, банки, кредиты малым предприятиям, страхование, образование, университеты. Оказание услуг, бесспорно, важно, но все же мы нуждаемся в доходе, который позволял бы нам расти, потому что нам нужно импортировать машинное оборудование, автомашины и так далее.

Помочь обеспечить подобный доход Перу могут три сектора: во-первых, это горное дело — где у нас имеется явное сравнительное преимущество, во-вторых, агропромышленный комплекс, так как несмотря на большое количество пустынь у нас имеется множество долин, идеально подходящих для выращивания разнообразных продуктов. Сельскохозяйственных вредителей у нас нет, потому что долины четко отделены друг от друга. И, наконец, третье — нам нужно продвигать сферу туризма. В Перу пребывает лишь три с половиной миллиона туристов, очень и очень небольшая цифра, равная количеству туристов Исландии. Несмотря на эту цифру, нам есть что показать. Перу — это великая страна с богатой историей, потому мы задались целью удвоить эту цифру в ближайшие 5 лет.

— Но вот, если позволите, как раз вот я к теме туризма хочу, чтобы вы рассказали подробнее, потому что действительно несколько миллионов туристов приезжает в Перу. Из России их не так много. Я понимаю, дорога дальняя. Нет прямого авиарейса. И все равно Перу — прекрасное место для туристов. Вот что, вы считаете, нужно сделать, хотя я знаю, у нас уже есть безвизовый режим, для того чтобы расширить туристические связи? Какие места, вы считаете, могут быть наиболее привлекательными для русских туристов?

— Первый шаг, который необходимо предпринять, — это упрощение системы перелетов, организация рейсов с одной пересадкой. То есть из Москвы или Петербурга в Амстердам или в Мадрид, а оттуда прямиком в Лиму. И также важно иметь гораздо более выгодные чартерные рейсы, позволяющие путешествовать напрямую — без остановок. Во-вторых, нужно более активно заниматься рекламой и продвижением страны. Вот, например, Колумбия — очень разрекламированная страна. А мне кажется, Перу может предложить не меньше, если не больше — у нас есть и Мачу-Пикчу, и Чокекирао…

Я как раз хотел вас за это покритиковать, г-н президент. Что ряд стран вокруг вас себя пропагандирует, а Перу, на мой взгляд, очень мало для этого делает.

— Это упущение со стороны нашего правительства, но мы обещаем исправить ситуацию.

Мы у власти всего 3–4 месяца, но уже знаем, что нужно развивать рекламу, а также разрабатывать туристические предложения. Например, я недавно был в Китае и теперь хочу привлечь в страну китайских туристов. Проблема в том, что отсутствует прямое воздушное сообщение между Китаем и Перу. Ни одна авиакомпания не осуществляет подобные авиарейсы. Из России же подобные рейсы с одной остановкой имеются. Перу необходимо разрабатывать соглашения с Мексикой и Чили, чтобы иметь возможность организовать целые туры, а не посещение лишь одной страны.

Ну вот в Перу, мне кажется, еще есть особая уникальность — это мультиэтническая страна. Здесь удивительным образом переплелись самые разные этносы этого огромного региона. И в этой связи: вот как вам удается, как удается правительству Перу сохранять вот этот межэтнический мир? И вообще: что такое, на ваш взгляд, типичный перуанец?

— В Перу присутствует этническое многообразие. В нашей стране проживают этносы, существовавшие еще до инков. На границе с Боливией проживают аймара. В горах на всей протяженности живут кечуа. А на побережье — испанцы. То есть для создания единого образа нужно будет объединить их всех. Однако этнических войн у нас нет. Скорее, имеются сложности со связью. Видите ли, Перу — это тысяча равнин. И потому если один человек, положим, находится по одну сторону горной цепи, а другой — за ней, то они совсем не знают про занятия друг друга, потому что сотовая связь туда не доходит. Поэтому наша первоочередная задача — улучшить способы сообщения во всех регионах Перу.

Но вот несмотря на то, что, как вы сказали, есть сложности с коммуникацией, на мой взгляд, и как вот я знаю, так принято считать, что в Перу тем не менее образовалась, несмотря на мультиэтничность, такая общеперуанская культура. Соединившая в себе культуры самых разных этносов и народов, здесь проживающих. Вот что такое, на ваш взгляд, такой симбиоз перуанской культуры и какая часть этой культуры вам лично ближе всего?

— Я сын европейских эмигрантов. Мои бабушка с дедушкой со стороны отца родились в Польше, а по линии матери — во Франции, то есть в детстве я жил не в Лиме.

Да, это правда. Вы на индейца не похожи.

— Нет, не похож. (Смеется.) Я считаю, что всем этносам нашей страны нужно держаться друг друга. Особенно учитывая, что за последние 30–40 лет в Перу случились значительные изменения. Если раньше руководящие позиции всегда занимали белокожие с европейскими чертами, то теперь страна стала более интегрированной. В доказательство этому можно привести нашу кухню. Перуанская кухня — смесь андийский кухни (картофель, киноа и подобные продукты) с китайской и японской. Перуанская кухня очень схожа с азиатской, что привело к созданию абсолютно эксклюзивного меню.

Мне говорили, что самое главное блюдо в перуанской кухне — это севиче.

— Севиче очень похоже на японское сашими. Это сырая рыба, которую также едят на севере Европы, но приправленная особыми специями и большим количеством лимона и пряностей. Это что касается севиче. А недавно появилось такое блюдо, как tiradito (филе сырой рыбы в маринаде — прим.) — это тонкие ломтики рыбы, которые на самом деле гораздо вкуснее севиче. (Смеется.)

Вот я смотрел вашу биографию, г-н президент. И вы себя проявляли в течение жизни в самых разных сферах. Вы занимались экономикой, финансами, политикой. Работали в металлургической промышленности, в автомобильной промышленности. Вот, во-первых, наверно, черта вашего характера — постоянно менять применение себе, менять род деятельности. Сегодня вы уже президент. Надо предполагать, что политика победила все остальные, и все-таки где вы чувствовали себя лучше всего?

— Сфера, в которой мне больше всего понравилось работать, хотя проработал я там и недолго, — это занятие горным делом в Африке, где я руководил американским горнодобывающим предприятием. Дело было в Гвинее еще при Секу Туре, в то время СССР имел большое влияние. Дело в том, что создать что-то из ничего — очень волнительный процесс. Когда мы только приехали туда, нас ожидали только мандрилы с камнями в лапах, это такие огромные приматы с красочной задней частью тела. Нам удалось сохранить окружающую среду: гвинейского слона, который зовется сили, и карликового бегемота, при этом основав в этой местности не загрязняющий окружающую среду рудник, давший работу тысячам африканцев. А построили мы его всего за 3–4 года. Это был один из лучших опытов в моей жизни. Другой наиболее понравившийся мне вид деятельности — это работа на посту министра энергетики и горного дела Перу. В то время министерство занималось широким кругом вопросов в этой сфере: большинство электроэнергетических компаний, как и горнодобывающих предприятий, были государственными. Мы хорошо справлялись с управлением. А потом произошла полная приватизация.

— Я знаю, вот вы сказали, г-н президент, что ваши корни и польские, и французские. Ваш отец был врачом, матушка — филологом. Кстати, точно как и у меня. У меня отец был врач и мама была филолог. Так что в этом плане я, так сказать, схож с вами. Вот как семейные ценности, какие семейные традиции повлияли на вас? Вот как складывалась судьба эмигрантов из Европы в этой в общем-то очень далекой стране?

— Мой отец приехал сюда, заинтересовавшись тропической медициной. Он работал в Бразилии в команде врачей, создавшей вакцину против желтой лихорадки в конце 20-х годов. А потом после происшествий в Германии и установления нацизма он решил обосноваться в Латинской Америке. И приехал в Перу по приглашению своего друга — тогдашнего министра здравоохранения Перу Константино Карвальо. Так мы оказались здесь. Моя мама, с которой мой отец познакомился еще в Европе, приехала потом, на корабле. Они зарегистрировали свой брак у нотариуса. Моя мама увлекалась писательством — у меня до сих пор хранятся ее книги, записки, описания Перу 1936–1937 годов. В то время Перу была достаточно маленькой страной, население не достигало даже 10 миллионов человек. На настоящий момент оно составляет 32 миллиона, это, конечно, не много, в России в 5 раз больше, но… (Смеется.)

Я знаю, г-н президент, что вы увлекаетесь музыкой. Я имел честь беседовать со многими из ваших коллег, глав государств. У многих есть музыкальные увлечения. Но вы единственный, я знаю, из глав государств, кто увлекается игрой на флейте. В общем-то это такой очень специальный музыкальный инструмент, немногие на нем играют. Удается ли вам сейчас играть на флейте, какие у вас любимые мелодии и как вы, ну, что ли, увлеклись этим, прямо скажем, весьма специфическим музыкальным инструментом?

— Этим увлечением я обязан своей маме. Мне было где-то 8–9 лет, и я хотел изучать музыку.

Она меня воодушевила, поддержала, и я начал играть: сначала на флейте, потом на фортепьяно, но флейту не бросил. Что касается моих любимых мелодий — есть одна известная перуанская песня "Полет кондора", которую я исполняю на кене (на флейте).

Я играл ее во время предвыборной кампании на стадионах c оркестром, состоящим из гитаристов и музыкантов, играющих на наших местных музыкальных инструментах. Играл я еще и на классической флейте: давным-давно я какое-то время был третьей флейтой в оркестре, она же флейта-пикколо. Так что я в свое время исполнил достаточно много произведений на флейте.

Ну во всяком случае, когда закончится ваша президентская каденция, вы можете опять вернуться в оркестр.

— Что вы, мне уже слишком много лет, чтобы играть в оркестре! Но не так давно, 3–4 года назад, я еще играл в концертном зале нашего невероятно красивого Национального Большого театра, построенного Аланом Гарсиа, бывшим президентом Перу. И вот в этом Большом театре мы играли концерт для фортепьяно с оркестром № 20 Моцарта и ни разу не ошиблись, что я считаю самым важным.

Вы сказали, г-н президент, что вам уже много лет, чтобы играть в оркестре. Ну я готов с вами согласиться. Но вот для президентской должности вы — в расцвете сил. У вас прекрасный возраст для президентской должности. Но в этой связи, вы знаете, у меня такой вопрос: что вам кажется самым важным на президентском посту? Насколько я знаю, по конституции Перу вы можете быть только один срок президентом. И это, в общем-то, такой большой челлендж. Большой вызов. Вот что вы посчитали бы для себя самым главным в ближайшие годы своей президентской каденции?

— Конституция Перу не запрещает повторно избираться на пост президента, нужно лишь, чтобы между двумя президентскими мандатами прошло 5 лет. Через 5 лет мне будет 82 года, а через 10 — все 87. Быть президентом в этом возрасте — ну уж нет (по-русски). (Смеется.) Я не буду вновь участвовать в выборах.

Ну в России, знаете, говорят: поживем — увидим!

— Именно так. Но знаете, я думаю, что занимать пост президента Перу человеку извне, такому, как я, не так легко: тут нужно быть и лидером, и главой государства, и руководителем. Именно поэтому у нас в Перу, как и в России, существует должность премьер-министра, ежедневно занимающегося руководством правительства.

— Ну хотя вы опять-таки отозвались так несколько скептически о своем возрасте, но вы в прекрасной форме, г-н президент. И откройте секрет, во всяком случае, это будет интересно, как вы поддерживаете эту форму — спортом или чем-то еще? Как вам удалось держаться в такой форме на столь тяжелой работе?

— Я занимался спортом всю свою жизнь и продолжаю им заниматься.

Каким?

— Чем я только ни занимался: пелотой (то есть сквошем), теннисом, бегом, плаванием, акробатикой. При этом я никогда не занимался ни карате, ни дзюдо. Мне кажется, господин Путин…

Дзюдо.

— Да-да. То есть я попробовал всего понемногу и продолжаю заниматься спортом. Конечно, теперь на посту президента я не смогу уделять столько времени спорту.

— Наша программа, г-н президент, называется "Формула власти". И я всегда всех своих собеседников спрашиваю, что такое власть, на ваш взгляд? Какова на вкус власть? Вот вы, я уже повторюсь, в этом президентском дворце всего несколько месяцев. Наверно, еще не успели ее распробовать в полной мере, и тем не менее — какова на вкус власть?

— Я бы сказал, что вкус власти заключается в умении убедить народ.

Власть сама по себе — достаточно ограниченное понятие, но если власти удается заручиться поддержкой народа, это означает, что руководством предпринимаются правильные шаги, и нужно и дальше шагать в этом направлении. На вкус власть должна быть как хороший кофе с терпким ароматом. Если у власти не будет вкуса, люди не пойдут за тем, кто стоит у руля.

Г-н президент, вот те дни, пока здесь проходил саммит АТЭС, миллионы россиян, внимание миллионов россиян, кстати, как и во всем мире, было приковано к Перу. И это вызвало большой интерес к Перу как к стране. К вам, как к президенту, к хозяину саммита. Что бы вы хотели сказать, воспользовавшись этой возможностью, россиянам в завершение нашей беседы?

— Я бы хотел сказать россиянам, что я ими очень восхищаюсь. Потому что российский народ невероятно стоек. Чтобы убедиться в этом, нужно ознакомиться с историей Второй мировой войны, во время которой погибло несколько миллионов россиян, несколько миллионов человек, сумевших дать отпор врагу. Если бы народ СССР не оказал тогда такого сопротивления, не было бы победы во Второй мировой войне. Я считаю Россию страной небывалого мужества. Сколько было страданий и пролитых слез. Эта страна должна гордиться своей победой.

— Мучос грасиас, сеньор президенте. Перед уходом я хотел бы вам преподнести, г-н президент… это виды… наше агентство — ТАСС…

— Ах да, ТАСС, конечно. Как красиво! Поставим-ка это сюда. А как оно звучит на кириллице?..

— ТАСС — это старая аббревиатура нашего агентства. Телеграфное агентство Советского Союза. Ну мы сохранили это как бренд, как имя нашего агентства.

— Конечно, конечно! Нужно сохранить такое красивое название. Спасибо большое!

00:48
334
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!