Безналичное общество — это обман, за которым стоят большие корпорации

Тип статьи:
Авторская

Банки закрывают банкоматы и филиалы, пытаясь «подтолкнуть» пользователей к цифровым услугам — и все это для собственной выгоды

По всему западному миру банки закрывают банкоматы и филиалы. Они пытаются подтолкнуть вас к использованию цифровых платежей и цифровой банковской инфраструктуры. Подобно тому, как Google стремится чтобы все осуществляли навигацию по интернету через её поисковик, финансовые учреждения хотят, чтобы все получили доступ к экономике через их системы.

Другая цель — сократить расходы и увеличить прибыль. Для филиалов требуется персонал. Замена их стандартными приложениями самообслуживания позволяет старшим менеджерам финансовых учреждений напрямую контролировать взаимодействие с клиентами.

Банки, конечно, рассказывают нам другую историю о том, почему они это делают. Недавно я получил письмо от своего банка, в котором говорилось, что они закрывают местные филиалы, потому что «клиенты всё больше пользуются цифровыми услугами», и поэтому они «реагируют на изменение их предпочтений». Я один из клиентов, к которым они обращаются, но я никогда не просил их закрывать филиалы.

Здесь присутствует цикл обратной связи. Закрывая свои филиалы или банкоматы, они затрудняют использование оффлайн-услуг. У меня гораздо больше шансов «выбрать» цифровую опцию, если банки намеренно усложняют мне выбор нецифровой.

В поведенческой экономике это называется «подталкиванием». Если мощный институт хочет заставить людей выбрать определенную вещь, лучшая стратегия состоит в том, чтобы затруднить выбор альтернативы.

Мы можем проиллюстрировать это на примере самообслуживания в супермаркетах. Основная задача заключается в замене персонала кассира на машины самообслуживания, дабы сократить расходы. Но супермаркеты должны убеждать своих клиентов в необходимости подобного. Поэтому они первоначально представляют самостоятельную покупку в качестве удобной альтернативы. Когда некоторые люди используют эту альтернативу, супермаркет может ссылаться на это как свидетельство изменения поведения клиента, которое они затем используют, чтобы оправдать сокращение количества сотрудников. Это, в свою очередь, делает более неудобным использование кассира, что, в свою очередь, делает клиентов более склонными к использованию машин. Они медленно отменяют персонал и «подталкивают» вас к самообслуживанию.

Финансовые институты также пытаются подтолкнуть нас к безналичному обществу и цифровому банкингу. Истинный мотив — корпоративная прибыль. Компании, обрабатывающие платежи, такие как Visa и Mastercard, хотят увеличить объем услуг цифровых платежей, которые они продают, в то время как банки хотят сократить расходы. Толчок требует двух частей. Во-первых, они должны сделать неудобным использование наличных денег, банкоматов и филиалов. Во-вторых, они должны энергично продвигать альтернативу. Они стремятся «научить» людей тому, что им нужны цифровые услуги, и затем подтолкнуть к их «выбору».

В этом отношении мы можем учиться у марксистского философа Антонио Грамши. Его концепция гегемонии относилась к тому, как мощные партии изменяют культурную и экономическую среду таким образом, что их интересы начинают восприниматься как естественные и неизбежные со стороны широкой общественности. 20 лет назад никто не выходил на улицу с требованием введения цифровых услуг, но сегодня они кажутся очевидными и естественными. Эта вера не исходит из определённого источника. Это прямой результат гегемонистского проекта со стороны финансовых институтов.
В этой связи также может быть интересна концепция интерпретации Луи Альтюссера. Основная идея заключается в том, что вы можете заставить людей интернализировать убеждения, обращаясь к ним так, как если бы они уже имели их. Двадцать лет назад никто не верил, что наличные деньги «неудобны», но каждый раз, когда я вхожу в лондонский метрополитен, я вижу рекламу, которая обращается ко мне так, как если бы я был человеком, который считает наличку неудобной. Цель состоит в том, чтобы взрастить во мне веру в неудобство наличности, и убедить, что безналичные платежи в моих интересах. Но это не так. Безналичные платежи отвечают интересам банков и платежных компаний. Их задача — заставить вас поверить, что это также и в ваших интересах, и им это удается.

Недавний хаос Visa, в ходе которого миллионы людей, которые стали зависимыми от цифровых платежей, внезапно оказались в затруднительном положении, когда сеть платежей потерпела крах, была временной неудачей. Цифровые системы могут быть «удобными», но часто они имеют уязвимые места. Наличность, с другой стороны, не сбоит. Она не полагается на внешние центры обработки данных и не подлежит дистанционному управлению или удаленному мониторингу. Наличность представляет собой неконтролируемое, скрытое от мониторинга пространство. Это также является причиной того, что финансовые учреждения и финансовые компании хотят избавиться от неё. Операции с наличными также проводятся вне сети, что лишает банков и платёжных систем комиссий и данных.

Безналичное общество приносит опасности. Люди, не имеющие банковских счетов, окажутся еще более маргинализованными, лишенными гражданских прав ввиду отсутствия инфраструктуры наличности, которая ранее поддерживала их. Есть также плохо понимаемые психологические последствия оплаты карточкой или мобильным телефоном, что может стимулировать расходы. И безналичное общество имеет серьезные последствия в области защиты персональных данных.

Несмотря на это, мы видим согласованные действия между правительством и финансовыми институтами. Недавно британское Казначейство провело общественную консультацию по денежным и цифровым платежам в новой экономике. Оно представило их как попытку добиться баланса, отметив, что наличные деньги по-прежнему важны. Но годы тонкого лоббирования со стороны финансовой индустрии явно окупились. Постоянно отмечаются отрицательные моменты наличности — ассоциирование с преступностью и уклонение от уплаты налогов — но умалчивается негативные моменты цифровых платежей.

Правительство Великобритании выбрало вектор в сферу цифровых финансовых услуг. Это безответственно и неискренне. Нам нужно прекратить принимать воспринимать рассказы о безналичном обществе и гиперцифровом банковском деле в качестве «естественного прогресса». Мы должны воспринимать каждый закрытый банкомат как еще один толчок нас со стороны финансовых компаний в область цифровых сервисов.

Бретт Скотт – активист, бывший брокер и автор книги «Еретический гайд по глобальным финансам: взламывая будущее денег» (The Heretic’s Guide to Global Finance: Hacking the Future of Money).

Бретт Скотт
Оригинал: The Guardian

Источник (перевод)
03:10
193
RSS
То, что Автор сам брокер, пользуясь финансами как инструментом в мире денег, доносит мысль о вреде цифровой «жизни», означает, что, либо он сам прожил период безденежья, находясь в процессе своего опыта в денежном потоке цифрового пространства, либо он считает злом все деньги, без различия, наличные они или цифровые. Потому как деньги есть, и в каком они виде, особо значение не имеет. Ведь хранение, использование денег, пользователем этих денег, считающего себя их собственником, временно, как и пользование денег кем-либо другим. Ценность денег в том, что они являются инструментом Труда, направленного на приобретение чего-либо. Даже при отдаче денег приобретается свободное место/ниша, которое в дальнейшем возможно заполнить:).

По всему западному миру банки закрывают банкоматы и филиалы. Они пытаются подтолкнуть вас к использованию цифровых платежей и цифровой банковской инфраструктуры.
Хранение и использование Другими денег, в данном примере, банкирами, также является использованием денег как инструмента для приобретения, конкретно, денег. В случае самостоятельного хранения и использования денег без привлечения банков, преувеличение денег деньгами возможно, но для этого важно вникать в Суть, понять, а как самому без посредников (которыми в примере являются банкиры), стать создающим деньги, вкладывая их в движение, без создания застоя. И в таком случае, наличные это деньги или переведенные в цифровой эквивалент, в любом обществе существуют посредники. В мире электронных денег-банки, платежные системы. В мире наличных денег-те же банки, выдающие наличные, рынки, магазины, также получающие свой процент за доставку и хранение товаров, у них приобретаемых.
Один момент смущает людей-контроль за количеством нажитого/приобретаемого. Но так в обоих видах хранения и использования денег все учитывается. Смущающие мысли о сбое электропитания как и о сбое в сети интеренет больше похожи на страхи наших бабушек, привыкших хранить деньги дома без использования средствами связи современной техники.
Про обман заявленная Тема раскрывает нашу действительность, показывая, что привычно, как раньше, до введения в оборот цифровых технологий, без приятия электронных денег и возможностей трудиться в интернет пространстве, проблематично. И говорить о получении денег методом вложения и использования в мире цифровых финансов как о чем-то обманном, означает, что полно вникнуть и понять, что мир изменился, пока еще предстоит:).