В Баварии появились гражданские патрули для защиты от «просителей убежища»

Тип статьи:
Авторская

Только благодаря эксплуатации темы «нацистского прошлого» немцев заставляют терпеть безобразия нелегальных мигрантов, но всему бывает предел

На улицах баварского города Амберг, согласно региональной прессе и социальным сетям, появились патрули «правых радикалов», которые охраняют граждан от избиений и поножовщины со стороны «просителей убежища». Таковы последствия событий 29 декабря. В тот день группа совершенно пьяных мигрантов из мусульманских стран с ножами гонялась по городу, резала и избивала его жителей. Они оказали также сопротивление вынужденной прекратить это «сафари» полиции. От четверых «накачавшихся» шнапсом «юношей» в возрасте 17-19 лет (не факт, что им столько лет на самом деле) из Афганистана, Сирии и Ирана пострадали, по данным полиции, 12 прохожих в районе вокзала и исторического центра Амберга, имевшего рождественско-новогодний вид.

Об инциденте стало широко известно в ФРГ через несколько дней, когда местным властям не удалось его замять.

По официальным данным, мотивы преступления неизвестны. Хотя на самом деле они лежат на поверхности: вопиющее неуважение значительной части «просителей убежища» к хозяевам и властям принявшей их страны, ощущение полнейшей безнаказанности, когда суровые шариатские законы уже не действуют, а европейские предоставляют многочисленные поблажки.

Слоняющиеся мигранты из стран Азии и Африки создают в некоторых местах ощущение того, что это уже не Европа, в том числе и судя по их поведению. Фото: www.globallookpress.com

Сыграло тут, возможно, негативную роль и разочарование в связи с тем, что им приходится жить (пусть и на всём готовом, с бесплатной медициной и приличной приплатой) в общежитиях, а не на виллах с огромными деньгами, выданными в качестве жён блондинками и «Мерседесами» в гараже. Именно так рисовало себе жизнь в ФРГ их дикарское воображение.

У себя на родине за столь разнузданное поведение и употребление алкоголя их бы уже давно лишили жизни, причём самым мучительным образом. В либеральной и просвещённой ФРГ им за это (пока) почти ничего не грозит, что им прекрасно известно. Из этого и проистекал их кураж.

«Шок» властей Амберга, реакция Берлина

Ну а что же городские власти? Обер-бургомистр Амберга Михаэль Церни «шокирован»... появлением патрулей самообороны на улицах города. Подобные ненависть и угрозы насилия, по мнению Церни, неприемлемы...

Центральное правительство отреагировало более жёстко. Но только потому, что на посту главы МВД ФРГ находится баварский политик Хорст Зеехофер, который давно требует ограничить миграцию и выступает, в основном на словах, за более жёсткие меры в отношении обнаглевших «просителей убежища».

Глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер очень много говорил о необходимости защитить страну от эксцессов нелегальной миграции, но почти ничего не сделал. Фото: www.globallookpress.com

— в сотый раз заявил Зеехофер в интервью газете Bild, опубликованном лишь 2 января. Он подчеркнул, что если «просители убежища» совершают преступления, они должны покинуть страну, а если действующие законы этой меры не предусматривают, их следует изменить.

Это вроде бы пытаются сделать сейчас немецкие власти. На полном серьёзе обсуждается, в частности, вопрос о введении балльной системы для депортации мигрантов. Но как они это пытаются сделать! Чего стоит, например, предложение считать мигранта достойным депортации из ФРГ, если он совершил... три убийства и девять ограблений?!

Когда у немцев не выдерживают нервы

Неудивительно, что в этих условиях у некоторых немцев действительно не выдерживают нервы, и им хочется взять правосудие в свои руки. Это произошло с 50-летним гражданином ФРГ, имя которого не называется, но который, по-видимому, принадлежит к коренному населению страны. В ночь на 1 января в городах Ботроп и Эссен в земле Северный Рейн-Вестфалия он совершил на автомобиле наезды на группы людей, выделявшихся своим мигрантским происхождением. Водитель нанёс телесные повреждения пятерым прохожим, среди которых были граждане Сирии и Афганистана. Виновник наездов арестован полицией.

Заместитель пресс-секретаря кабинета министров ФРГ Мартина Фитц подвела черту под инцидентами в Баварии и Северном Рейне-Вестфалии: немецкие власти осуждают «любое проявление насилия», в стране нет места экстремизму и нетерпимости, «независимо от того, какая сторона их проявляет».

Формально это, конечно, правильно. Но власти тем не менее не могут убедить большинство немцев, что эффективно защищают их от творимого мигрантами беспредела, а также в том, зачем вообще нужно было впускать в последние годы в страну несколько миллионов «беженцев», не забывших раздобыть тысячи евро на дорогу, однако «забывших» захватить с собой свои паспорта и другие документы, лиц, среди которых немало преступников и террористов.

«Канцлер беженцев» Ангела Меркель стала более популярной у немцев, когда объявила о предстоящем уходе и начала этот процесс. Фото: www.globallookpress.com

Именно поэтому вновь пошла вверх популярность «канцлера беженцев» Ангелы Меркель, после того как она заявила о предстоящем уходе из большой политики.

Согласно опросу, проведённому социологической службой Forsa, Меркель получила 55 баллов по 100-балльной системе — на 11 баллов больше, чем в сентябре прошлого года, когда речь об её уходе ещё не шла. То же самое, но по обратной причине, произошло со сменившей её во главе правящей партии ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Большинство немцев ещё вчера почти ничего не знали о вероятной преемнице Меркель на посту канцлера и до сих пор с трудом выговаривают её фамилию. Но они знают, что в отношении нелегальной миграции та настроена не так благодушно, как «мамочка» Меркель, ставшая для многих немцев «предательницей». Поэтому этот новичок в большой политике уже почти догнал по популярности Меркель, управлявшую Германией с 2005 года.

Тот же опрос показал, что много говорившие (но почти ничего не сделавшие) о необходимости закрыть границы страны для миллионов любителей хорошо пожить за чужой счёт глава МВД ФРГ Хорст Зеехофер и его преемник на посту лидера Баварии Маркус Зёдер потеряли в своих рейтингах по 11 пунктов. Так что они составляют теперь 25 и 31 пункт соответственно.

К чему подводят Германию и не только?

Между тем вопрос о том, удастся ли властям не допустить столкновений между мигрантами и коренными жителями, а среди последних — между противниками и сторонниками мигрантов, остаётся открытым. В СМИ всё чаще проникают сведения о появлении и существовании в течение какого-то времени в различных немецких городах патрулей самообороны или, напротив, «шариатских патрулей». Последние под угрозой физического воздействия учат коренных жителей, как тем жить и что делать в собственной стране, и не стесняются применять силу против «своих».

Уже был пример целого города — Хемница в Саксонии, который взбунтовался против мигрантского беспредела. Причём городская полиция негласно помогала «бунтовщикам», объявленным властями и леваками «расистами» и «неонацистами», кем они, разумеется, не были. События в Хемнице были весьма похожи на массовые беспорядки в Грозном в 1958 году. Разве что Меркель, в отличие от Хрущёва, не пришлось вызывать армию, чтобы стрелять в жертв поножовщины.

Интересно также, каким образом немецкие власти собираются «лечить» расколовшееся на сторонников и противников мигрантов немецкое обществе, особенно в условиях, когда осатаневшие от наглого поведения «просителей убежища» некоторые немцы начинают перенимать методы, с помощью которых те их изводят. Вышеописанный случай наездов на хорошо узнаваемые компании мигрантов на улицах немецких городов — не единственный. Имелись и случаи поножовщины в отношении мигрантов и их покровителей со стороны коренных немцев, хотя это пока что единичные явления по сравнению с поведением вновь прибывших.

У Царьграда есть догадка насчёт того, как будет решаться в Западной Европе эта проблема: когда людей доведут до ручки, им предложат согласиться на жёсткие полицейские меры и цензуру в Интернете, создание тоталитарного государства при сохранении либеральной фразеологии. Цель — заткнуть одновременно рот и связать руки как хулиганско-террористическому элементу среди вновь прибывших, так и их местным противникам, чтобы не было никакого «расизма». Для того, чтобы было легче увеличить, эксплуатировать и контролировать — в том числе с помощью «чипизации» и изощрённых технологий промывания мозгов — перемешанное, не способное договориться друг с другом население, на радость «Большому брату», и богачей, «оптимизирующих» за счёт сокращения «золотого миллиарда» расходы на рабочую силу. План такой, судя по косвенным признакам, есть, а вот удастся ли его реализовать — это уже другой вопрос.

Сергей Латышев

23:13
138
RSS
Когда Дома Хозяева доносят гостям, что нужно себя в гостях вести прилично, это нормально. Когда гости приезжают с целью потусить, не интересуясь мнением Хозяев, это нужно и должно быть донесено до гостей. Форма донесения зависит от поведения приходящих.
Пример, когда я приглашала гостей, которые, в последствии зачастили, начав принимать нахождение в Доме моем как должное, в дальнейшем игнорируя общение со мной, общаясь промеж собой, закончился прекращением общения с этими людьми. Потому как гости на то и гости, чтобы, приходя, общаться, создавать отношения с Хозяевами Дома, а не устраивать удобное для самих себя место и время препровождение.
Аналогичная ситуация, происходящей в Германии, и в Евросоюзе вообще, происходит и в России. Только в России мигранты из стран ближнего зарубежья живут не на пособия от бюджета, а на стремлении перебраться в более комфортные условия из своих, разоренных экономически, стран. Что, пока приветствуется властями России, считающими удобными граждан, менее разборчивых в выборе условий труда. Только вот их традиции, привычки, стремления разнятся с коренными жителями России, имея ввиду территорию народа, который землю наполнял трудом своим, создавая на ней свои поколения. Создавая Мысли, которые расширяют пространство, в котором живут, засаживая леса, создавая территорию для взращивания тех, кто пойдет за ними. Другим народам в таком пространстве находиться проблематично, потому как создаваемое их народами находится на их земле, и место их там.