Интервью Путина международному информационному холдингу Bloomberg

Тип статьи:
Рецензия
18:07
349
RSS
18:47
+9
Самым главным информационным событием пятницы стало интервью Владимира Путина агентству «Блумберг», в котором российский президент затронул много ключевых вопросов глобальной информационной повестки. Я уверен, что десятки изданий разберут это интервью и обсудят каждый заданный вопрос и полученный ответ, но я хочу предложить вам, дорогие друзья, посмотреть на всё это с необычной точки зрения.

Дело в том, что Джон Миклетвейт, главный редактор агентства «Блумберг», который проводил интервью с российским президентом, — не просто журналист, а один из немногих журналистов, который вот уже много лет участвует во встречах Бильдербергского клуба на правах полноценного члена этой теневой влиятельной группы, мнение которой зачастую определяет политику западных стран. Именно этим, как мне кажется, можно объяснить необычный формат интервью и тот факт, что Владимир Путин называл своего собеседника «специалистом», дискутируя с ним скорее как с политиком, чем с журналистом. А ещё именно этим можно объяснить определенную наглость в постановке вопросов, которую вряд ли себе мог позволить человек, за спиной которого стоит всего лишь информационное агентство, пусть даже одно из самых влиятельных в мире.

Если посмотреть на интервью Путина с этой точки зрения, то его можно считать как ответы Путина западной политической элите. И вот какие ключевые моменты я хотел бы выделить.

Джон Миклетвейт поинтересовался у Путина, готов ли тот обменять или продать Курильские острова и Калининград, на что сразу же получил резкий ответ российского президента. Насчёт Курил ответ был сведен к традиционной путинской формулировке, что Россия не торгует территориями, а ищет договоренности, устраивающие обе стороны. А вот насчёт Калининграда Путин обрисовал представителю Бильдербергского клуба следующую перспективу: если кто-то начнёт пересматривать итоги Второй мировой, то сразу же будет поднят вопрос о восточных территориях Германии, о принадлежности Львова, а также о границах Румынии и Венгрии. Так что если кто-то желает открыть этот «Ящик Пандоры», то, как выразился Путин, «флаг в руки и вперёд». Джон Миклетвейт поспешил сказать, что он пошутил. На видеозаписи интервью видно, что Путин «шутку» не оценил.

Второй важный момент. Джон Миклетвейт спрашивает Путина о российских золотовалютных резервах, дефиците бюджета и цене на нефть, перевирая (как и многие российские либералы) цитату российского президента о падении производства нефти в том случае, если цена упадет ниже 80 долларов за баррель. На что Путин ему резонно отвечает, что золотовалютных резервов у нас по всем возможным меркам достаточно, дефицит бюджета у нас умеренный, а насчёт цены на нефть российский президент отметил, что при такой цене инвестиции в нефтедобычу резко сокращаются и что он имел в виду именно это, а не то, что переврали некоторые журналисты.

У меня тут как раз есть график, составленный тем самым агентством «Блумберг», который, как ни странно, указывает на стопроцентную правоту российского президента.

Из-за того, что при низких ценах на нефть никто не инвестирует в разведку новых запасов, количество и размеры новых месторождений в 2015 и 2016 годах упали почти до нуля. А это означает, что в будущем нас неизбежно ждёт дефицит нефти с соответствующим повышением цены. Этот ответ Путина я воспринимаю как тонкий намек на толстые экономические обстоятельства, которые сильно не понравятся нашим западным партнерам.

Надо отдать должное представителю Бильдербергского клуба. Он очень старался спровоцировать российского президента и получить от него нужные ему ответы. В частности, он пытался представить Путина как эдакого убежденного врага Европы, который желает развала еврозоны, уничтожения евро и полного краха европейского проекта. В конце концов, что может лучше поддержать антироссийскую пропаганду в Европе, чем слова российского президента? Путин, как и следовало ожидать, на эту уловку не клюнул. Он пожелал европейцам удачи в борьбе с кризисом и отметил, что он критикует внешнюю политику ЕС, но при этом Россия надеется на лучшее в плане европейской экономики.

Вторая неудавшаяся провокация заключалась в попытке заставить Путина публично поддержать Дональда Трампа в качестве кандидата на должность президента США. Ну или хотя бы признаться в том, что это Россия стоит за хакерскими атаками на сервера Демократической партии. Провокация провалилась, так как Путин заявил о готовности работать с любым американским президентом, способным соблюдать достигнутые договоренности. А для того, чтобы интервьюеру было не только больно, но и обидно, он добавил, что не понимает, почему американская общественность так удивилась информации, которую вскрыли хакеры. В переводе с дипломатического на русский это звучало приблизительно так: «да все знают, что у вас политическая система гнилая, хватит комедию ломать».

И последний важный элемент. Российский президент подчеркнул, что если кто-то в американском руководстве попытается «избавиться от нас», то мы и это переживём и «здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе». А потом Путин сломал формат интервью и задал лобовой вопрос представителю Бильдербергского клуба. Путин поинтересовался, хочет ли он повторения Карибского кризиса, на что Джон Миклетвейт быстро ответил, что «никто этого не хочет». С моей точки зрения, это был ещё один чёткий и недвусмысленный месседж для наших западных партнеров. Как говорится, добрым словом и ядерным оружием можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом. Остаётся надеяться, что наши западные партнёры сделают правильные выводы из слов российского президента.

Посмотреть полностью: politrussia.com/world/putin-vstretilsya-s-981/
Действительно, очень интересное и необычное интервью дал Путин «Блумбергу». Необычное потому, что непривычным для меня показался формат вопросов Дж. Миклетвейта: они выглядели довольно неформально, зачастую даже сбивали с толку своей несерьёзностью и плюс ко всему этому были вызывающими и порой совсем невежливыми. Из-за чего в разговоре всё время проскальзывала напряжённость, Путину приходилось отражать удары Миклетвейта, нередко они друг друга перебивали, и складывалось ощущение, что между политиками происходит очень тонкая игра, на острие ножа.
Удивили и многократные провокации Миклетвейта, не заметить которые было просто невозможно, учитывая то, по скольку раз он задавал один и тот же вопрос; удивили и форматы вопросов по типу «А вот лично Вы?». Очевидно, таким способом, выводя на личное, он хотел найти факты, с помощью которых можно было бы охарактеризовать личность Путина, ну а с ней, соответственно, и всю Россию в последующих публикациях.
Интересными показались и ответы президента касаемо экономики и, в частности, вопросов нефти, о чём упоминает в статье Руслан Осташко:
На что Путин ему резонно отвечает, что золотовалютных резервов у нас по всем возможным меркам достаточно, дефицит бюджета у нас умеренный, а насчёт цены на нефть российский президент отметил, что при такой цене инвестиции в нефтедобычу резко сокращаются и что он имел в виду именно это, а не то, что переврали некоторые журналисты.

Из-за того, что при низких ценах на нефть никто не инвестирует в разведку новых запасов, количество и размеры новых месторождений в 2015 и 2016 годах упали почти до нуля. А это означает, что в будущем нас неизбежно ждёт дефицит нефти с соответствующим повышением цены. Этот ответ Путина я воспринимаю как тонкий намек на толстые экономические обстоятельства, которые сильно не понравятся нашим западным партнерам.

И всё же, несмотря на нервозность и напряжённость этого интервью, лично мне показалось, что в конце политики выдохнули. И завершили интервью на довольно дружелюбной и спокойной ноте, без всякого подтекста.
Довольно-таки продолжительным было интервью, почти два часа. Были и провокационные вопросы, а так же заметила формулировку, постановку вопросов, чтобы выделить, а что не так, найти ошибки, слабые стороны с тем, чтобы за это потом можно было ухватиться, сделать из мухи слона, раздуть, создать иллюзию проблемы. Как пример с вопросом о хакерах, когда В.Путин переакцентировал внимание
А потом, разве это важно, кто взломал эти какие‑то данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле. Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими‑то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал.
стоит отметить, что президент, как всегда, достойно держался и давал достойные ответы.
Этим интервью, учитывая то, чьи интересы и вопросы на самом деле представлял Джон Миклетвейт, В.Путин словно поставил точку и закрыл тему слабой и беспомощной России, которую пытались разорвать на кусочки. Он показал новый ее образ, сильной и способной дать отпор, постоять за себя и что в России все хорошо, она развивается, решает существующие проблемы, проводит реформы и т.д. Какая была и какая теперь стала спустя несколько лет.
По завершении интервью заметила за улыбкой тень недовольства на лице Миклетвейта. Оно и понятно, не удалось спровоцировать В.Путина и услышано совсем не то, чего ожидали от задаваемых вопросов.
21:52
+7
Каждый раз удивляюсь интервью Путина: такой охват в разных сферах с подробностями, с цифрами (и цифры с отражением динамики предшествующих лет), и каждый раз с неподдельным интересом и дипломатией — высокий уровень владения собой — предельно корректно и к собеседнику и касательно затрагиваемых в разговоре других политических деятелей. Глубоко импонирует насколько президент подчёркивает значительность нашей страны во всех аспектах: сырьевые богатства, перспективы, историю и глубокое знание специфики каждого региона, человечность — такой обзор по всей стране — крайне интересно было посмотреть и послушать.

Интересно было послушать и знаменитый Bloomberg — лица его представляющего. Особенно впечатлили интонации переводчиков — звучание с вызовом многих вопросов и с позиции силы и правоты (нападения словом) искажённого однобокого западного взгляда… и всю очевидность недальновидности подобного отношения, как это не красит — заведомое додумывание за другого. Где-то Путин даже поправил собеседника "Имейте терпение (выслушать ответ)", подсказывая о культуре взаимоотношений.

Рада, что нашу страну представляет именно так и именно такой лидер))

Но при всем при этом в ментальности, в душе русского человека всегда есть стремление к какому‑то высокому моральному идеалу, к каким‑то высоким моральным ценностям. Это нас точно отличает, и уверен, в хорошую сторону.
Лучше увидеть то, что объединяет группу людей, чтобы именно из точки единства смотреть, и это может стать точкой Начала развития более Глубокого Единства на уровне Духа — пробуждением/нарождением РОДства.