Неравнодушные

Тип статьи:
Рецензия

Кроме многочисленных благотворительных фондов, работающих официально, в России существуют любительские благотворительные организации — друзья и знакомые просто объединяются в группы, чтобы помогать сиротам, наркозависимым, заключенным и прочим нуждающимся категориям населения. Одна из таких групп — Street Temple, альянс нескольких московских прихожанок протестантской церкви «Восстановление»; с недавних пор они работают не только с российскими подопечными, но и с детьми в Уганде, семьи которых пострадали от действий армии Джозефа Кони. Специально для «Медузы» Олеся Остапчук рассказывает историю Street Temple и их лидера Наташи Герасимовой, которая до поездок в Африку дежурила у московских аптек, перехватывая наркоманов, и учила брейк-дансу трудных афроамериканских подростков в Чикаго.

Из Африки
Теплым африканским утром Соня Мархоброд искала место, куда можно было бы спрятать паспорта. Дом, в котором Соня жила вместе с двумя подругами из России и директором местной школы Хосеа Мулинде, находился в угандийском городке Каджанси. Для безопасности им выделили личного охранника — местного жителя, отслужившего в армии. Подобная обстановка Мархоброд и ее коллегам — Наташе Герасимовой и Лизе Каралкиной — была знакома: в июле 2015 года девушки уже в четвертый раз приехали в Уганду с миссией как члены самопровозглашенной благотворительной христианской команды Street Temple. Они преподавали русский язык, общались с детьми, ездили в бедные деревни, чтобы раздавать гуманитарную помощь. Все шло как обычно, очередная поездка подходила к концу, билеты на самолет в Москву были куплены, до вылета оставалось чуть больше недели, но девушек что-то тревожило — и чтобы понять, в чем дело, они объявили трехдневный пост. В первую ночь Лизе приснилось, что нужно перебраться в гостиницу. Во вторую Мархоброд увидела во сне, что нужно прятать паспорта.
Перемотав документы полиэтиленовыми пакетами, Соня засунула их в какую-то трубу под раковиной, не обращая внимания на шутки подруг. На следующий день оказалось, что не зря.
Активистки Street Temple работали в Уганде с организацией Global Community Transformation (GCT), которая поддерживает бедные семьи и помогает устраивать детей в школы. Основал ее тот же Хосеа Мулинде — местный пастор и учитель, который давал девушкам адреса бедных семей и рассказывал, как им можно помочь. Подруги по согласованию с родителями забирали ребенка, чтобы отдать его в школу, и покупали ему все необходимое — канцелярские принадлежности, одежду и даже матрац (жили дети там же, где учились). Деньги Street Temple находили у частных спонсоров в России с помощью социальных сетей: в системе GCT, чтобы устроить одного ребенка в школу, требовалось 150 долларов, еще 50 нужно было ежемесячно платить за обучение. После выпуска подростки, которые нуждались в работе и крыше над головой, обычно оставались в системе GCT.
Активистки Street Temple в одной из школ Уганды. Слева направо: Соня Мархоброд, Лиза Каралкина, Наташа Герасимова. Фото из архива Street Temple
По стенам домов, где подруги останавливались в Уганде, ползали тараканы в несколько раз больше тех, что встречаются в России. На обед приходилось варить корни, бананы или рис и делать кукурузную похлебку — девушки из Street Temple экономили: иногда спонсорских денег не хватало — и приходилось оплачивать обучение детей самим. Воду брали за несколько километров от дома и тащили в канистрах, а чтобы связаться с мамой или зайти в интернет, порой нужно было ехать в другой город. Но Мархоброд и ее друзьям Африка нравилась. Местные называли их «музунгу» («белая»); выстраивались в очередь, чтобы сфотографироваться; дети и вовсе облизывали им руки, чтобы попробовать на вкус. Каждая девушка всякий раз привозила на себе 30 килограммов гуманитарной помощи — зато на Новый год африканские дети получали свои первые в жизни подарки.

Через некоторое время у российских благотворительниц стали возникать вопросы. Дети, полюбившие своих опекунш, начали рассказывать им, что в школе ночью невозможно уснуть из-за клопов и что за любую провинность их может избить директор. Условия содержания учеников становились все хуже, несмотря на исправно поступавшие на счет Мулинде деньги. Накануне отъезда в Россию Герасимова, Каралкина и Мархоброд, посоветовавшись, попостившись и помолившись, решили разорвать отношения с Global Community Transformation и забрать «своих» детей в другую школу. Спрятав документы, девушки отправились в школу на решающий разговор.

Когда Герасимова сообщила директору, что Street Temple больше не намерены с ним сотрудничать, Мулинде созвал общее собрание своих сотрудников и стал угрожать девушкам тюрьмой. По документам именно он — а не родители — был опекуном детей, а значит, попытку забрать их из школы можно было расценивать как похищение. Вдобавок директор и его помощники стали требовать с девушек денег. Вернувшись домой, подруги обнаружили в своей комнате хаос и беспорядок — видимо, люди из GCT успели здесь побывать и искали документы. Охранник, который раньше отвечал за их безопасность, теперь не выпускал их из дома. Полиция Канджаси встала на сторону директора и потребовала взятку.
Утром, когда до самолета домой оставалось несколько часов, девушки решили идти на прорыв. Вынув документы из-под раковины и улучив момент, когда охранник открыл ворота полицейскому, они сумели вырваться на улицу и помчались к стоянке «бода-бода» — местных мототакси. Обнаружив пропажу, Мулинде и его люди организовали погоню. Уже в аэропорту девушкам помогли случайно встреченные российские моряки, регистрировавшиеся на тот же рейс, — к белым людям в военной форме директор лезть не решился. (Историю своего пленения и побега девушки рассказали корреспонденту независимо друг от друга — прим. «Медузы».) Через несколько часов Мархоброд, Каралкина и Герасимова были в Москве.
Девушки из Street Temple ведут урок в одной из школ Уганды, 2014 год

История основательницы проекта Street Temple Наташи Герасимовой:

...В Чикаго Наташа провела все лето — и когда вернулась в Россию, на месте ей уже не сиделось. В том, что следующим пунктом назначения стала Африка, снова сыграла роль семья. Сестра Герасимовой Ксюша тоже увлеклась благотворительностью — и в 2014-м поехала в ЮАР на ранчо Алабанза, где помогали реабилитироваться людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию: наркоманам, мамочкам и детям-беженцам (сейчас Ксюша работает надзапуском похожего проекта в Наро-Фоминске). Однажды она прислала сестре СМС: «К нам прибились мальчишки, сбежавшие из плена. Тебе нужно сюда».

Девушкам так тоже казалось — еще и потому, что недавно они посмотрели фильм «Проповедник с пулеметом». Кино, основанное на реальных событиях, рассказывает биографию Сэма Чайлдерса — бывшего байкера, бандита и наркомана, решившего изменить свою жизнь после выхода из тюрьмы. Чайлдерс стал проповедником и поехал с миссией в Судан. Там он узнал о повстанческой «Господней армии сопротивления» и ее лидере Джозефе Кони и решил вести с ними свою личную войну.
Основательницы Street Temple решили последовать его примеру — правда, без оружия. Денег на поездку не было. Наташа подрабатывала где могла: официанткой, поваром, преподавателем танцев, плела украшения, которые Лиза продавала в соцсетях, чтобы заработать на билеты. Вдохновившись рассказами Ксюши, Герасимова и ее подруги отправились туда, где пострадавших детей было, по рассказам, больше всего, — в Уганду. Знакомые знакомых знали там человека, который как раз занимался помощью бедным семьям и помогал детям получить образование, — пастора Хосеа Мулинде.

Кони и африканские дети:

Джозеф Кони говорил, что способен останавливать пули. Сын католического наставника, представитель проживающей в Северной Уганде народности ачоли, в 1980-х он возглавил «Господню армию сопротивления» — военную организацию, которая продолжила дело «Движения Святого духа», поднявшего восстание против президента Йосери Мусевени. В первой половине 1980-х в Уганде бушевала гражданская война одних военных с другими, победителем в которой вышел именно Мусевени, победивший президента Милтона Оботе, а также Тито Окелло, еще одного представителя народности ачоли, ненадолго возглавившего страну в результате военного переворота.

«Движение Святого духа» организовало поход на столицу Уганды. Именно после того, как он был жестоко подавлен, Джозеф Кони создал свою армию. Он провозгласил себя посланником Бога на земле, а своей целью — очищение Уганды от греха и создание теократического государства, основанного на смеси верований ачоли и базовых ветхозаветных ценностей. Борьбу за эту праведную цель Кони два десятка лет вел с помощью террора — его армия пряталась в лесах, а совершая набеги на города и селения, насильно рекрутировала себе новых солдат. Зачастую ими становились те, кого Кони считал «безгрешными», — то есть дети: ГАС отбирала их у родителей и навязывала десяти-тринадцатилетним мальчикам и девочкам собственную моральную систему координат, в которой война, убийство и безоговорочное подчинение вождю были священной миссией праведника.

В середине 2000-х Кони был объявлен в розыск Международным судом в Гааге. В 2006-м переговоры между ГАС и правительством Уганды завершились соглашением о прекращении огня — но сам Кони в итоге отказался заключать мир с врагами и ушел с группой сторонников в джунгли Центральной Африки; теперь они совершали вылазки уже в поселения Судана, Демократической Республики Конго и Центральноафриканской Республики.
Тогда же, в середине 2000-х, в Америке возникла некоммерческая организация «Невидимые дети» (Invisible Children), целью которой стало привлечь внимание западного мира к Кони и его армии детей. Сотрудничая с Мусевени и правительством Уганды, они сняли несколько документальных фильмов (самый известный, «Кони 2012», собрал на ютьюбе более 100 миллионов просмотров), спрямлявших факты для наглядности, но возымевших эффект: принято считать, что американцы начали активно участвовать в операции по поимке Кони именно благодаря усилиям активистов. По занятному стечению обстоятельств основали «Невидимых детей» трое студентов — точь-в-точь как Street Temple.
На странице группы Street Temple во «ВКонтакте» размещена фотография: тропические деревья, бедные дома с остроконечными деревянными крышами, проселочная песчаная дорога, каменная гора на фоне белого небо. «Эти горы разделяют Уганду с Южным Суданом и Конго. Дорога, по которой мы ехали сюда из Гулу в Колонго (речь идет о дороге на север Уганды — от столицы Кампалы к отдаленным деревням — прим. „Медузы“), именуется кровавой, ни одна машина во время войны не доезжала до севера, — пишет в комментарии к картинке Соня Мархоброд. — В джунглях, по которым мы ехали, прятались дети во время войны. Атмосфера ужасная. Парень, администратор в мотеле, котором мы остались на ночь, весь изуродован шрамами, его тело больше похоже на месиво. Земля истощена войной».
Истории тех, кто выжил после встречи с ГАС, было слушать тяжело — в какой-то момент Каралкина даже, не выдержав, выбежала из комнаты, где сидела с детьми, и потом долго не могла успокоиться. Герасимова осталась, но потом всю ночь не могла уснуть, молилась и ревела. Она вспоминает, что семнадцатилетний Джамаль рассказывал им, как потерял семью. Люди, в руки которых он попал, выдали ему автомат и заставили стрелять в родных и друзей. «Постепенно я начал убивать автоматически. Не знаю, сколько людей. Может, десятки, сотни, тысячи. Таковы были указания наших лидеров», — говорил он девушкам.

Во время первой поездки Street Temple в Уганде пастор Мулинде познакомил их с Кареном Мелик-Cимоняном, президентом Российско-африканского фонданауки, культуры и делового сотрудничества, который уже 20 лет живет в Уганде. Он выслушал девушек, приехавших с миссией в Уганду, и сказал: «Вы христианки? Боюсь, вы опоздали. Вы должны были приехать раньше. [Кони] вырезал слишком много детей».

За три года Street Temple побывали в Африке шесть раз. Если в первые поездки они действовали по указке Мулинде, то сейчас делают все сами. Ищут детей, спонсоров и школы, закупают им все необходимые вещи, играют с ними и готовят им еду. Несмотря на то что занимаются Street Temple, по сути, благотворительной самодеятельностью, организовывать свои акции они стараются максимально серьезно. Девушки преподают на английском, но могут поддержать разговор и на местных наречиях: в деревнях говорят на луганде, на севере Уганды — на ачоли. И даже если не понимают, о чем говорят за их спинами местные, то используют стандартные фразы: «Я слышу, что вы там обсуждаете» и «Я не глупая». Обычно этого хватает. По словам Street Temple, местные побаиваются тех, кто знает язык и одет не как турист.
«Если ты не выучишь английский, не выучишь местный язык, то ты никуда не едешь. И во время миссии строгие правила: подъем и прочее, все по расписанию — объясняет Герасимова. — Это важно. В команде ты не можешь сидеть и в носу ковыряться. Волонтеры с нами ездили — с них спросу нет. А вот команда должна быть постоянно в тонусе. Это не игрушка, это людские судьбы».
В одну из последних поездок в декабре 2015-го круг замкнулся: девушки лично встретились с человеком, история которого вдохновила их на поездку в Африку.
«Проповедник с пулеметом» Сэм Чайлдерс ехал через Уганду в Южный Судан, где по-прежнему орудуют бойцы ГАС. Американец продолжает бороться с армией Кони и курирует основанную им деревню «Ангелы Восточной Африки», где на его попечении сейчас находится более трехсот сирот. Работают в детском доме под открытым небом выросшие жертвы ГАС, вдовы, оставшиеся без мужей и детей, бывшие сексуальные рабыни боевиков, которых не принимают обратно в родные деревни. Из них же состоит персонал в основанном Чайлдерсом ресторане Ersam в столице Уганды Кампале. Именно там с боевым священником встретились Герасимова и ее подруги. До этого люди из России к нему не приезжали.
«Первое, что он сказал нам: „Вы что — сумасшедшие, почему вы без охраны?“», — вспоминает Герасимова.
Сейчас Чайлдерс базируется в Мьянмуре, на границе Уганды и Южного Судана, — и продолжает воевать.

Команда

Из неравнодушных девушек получилось нечто среднее между компанией и семьей. Они не зарегистрированы как юридическое лицо и не являются частью официальных фондов; деньги и гуманитарную помощь Street Temple собирают в социальных сетях по мере необходимости, там же отчитываются о своей деятельности. Их команда сложилась давно и с тех пор существенно не менялась: Наташа Герасимова, Лиза Каралкина, Соня Мархоброд и Иветта Семенова вчетвером работают и в Африке, и в детских домах под Москвой. Для единичных акций, впрочем, им часто требуются волонтеры — летом, например, они искали волонтера-напарника для Каралкиной, который в случае опасности мог бы защитить девушку. В сентябре 2016 года девушки даже открыли платные курсы волонтеров.

Угандой территория Street Temple не ограничивается. Девушки долгое время ездили в детский дом в Кондрово, что в Калужской области; оттуда же Герасимова с мужем взяли приемного ребенка (грань между личной жизнью и благотворительностью у них не возникла и после свадьбы). Участницы Street Temple обучались в школе приемных родителей, сотрудничали с фондом помощи детям-сиротам «Чувство дома», запустили свой проект «Первый шаг» и летний лагерь «Выживший».
В выходные и праздничные дни Герасимова и ее соратницы ходят в туберкулезные, психоневрологические диспансеры и в хосписы. Раньше они навещали там своих знакомых наркоманов, потом, заметив, что в такие больницы редко наведываются посетители, стали ходить ко всем подряд, называя на входе вымышленные фамилии — администраторы все равно особо не вглядывались в списки больных. Молодые люди, которых они там встречали, порой не могли встать с кровати или поесть без посторонней помощи. В прошлом у пациентов был один шприц на пятерых и разборки «стенка на стенку», в настоящем — комната с белым потолком без права на надежду. Одному парню — на вид ему было двадцать — активистки Street Temple подарили открытку. Она растрогала его до слез — и стала последней в его жизни.
«Если кто-то из нашего окружения умирает, мы плачем не больше пяти минут, потому что иначе можно впасть в депрессию и просто сойти с ума, — говорит Герасимова. — Я не жалею себя. Я не позволяю себе впасть в депрессию. Нужно двигаться вперед. А не сидеть на диване и говорить всем, что ты такая маленькая и хрупкая девушка».

После того как Street Temple разошлись с организацией Хосеа Мулинде, многих детей выгнали из школ — им пришлось либо возвращаться к родителям, либо жить на улице. Пару месяцев назад Герасимовой позвонил Давид — один из старшеклассников, который пытался помочь девушкам, когда их взяли в плен в собственном доме. Мальчик задыхался от радости — он сообщил, что полиция все-таки рассмотрела жалобы на директора, провела обыск в его доме и нашла детские паспорта. Собрав денег на взятку, Давид смог получить документы у полицейских.
Сейчас девушки ищут своих подопечных и продолжают устраивать детей в другие школы. В очередной раз Герасимова уехала в Уганду 5 октября. Следующая их большая миссия — в декабре.
18:30
425
RSS
12:32
+11
Неравнодушные
небольшое дополнение в тему-
Елизавета Глинка — самый известный доктор Рунета. На ее блог в Живом Журнале, где ее зовут доктором Лизой, подписаны более 6 тысяч человек, а сколько читают — даже предположить трудно. По первому образованию доктор Лиза — детский анестезиолог-реаниматолог, по второму, полученному в Штатах, паллиативный онколог. Это когда врач, не имея возможности вылечить пациента, насколько возможно снижает влияние болезни.

Каждую среду в район Павелецкого вокзала приезжают две машины «скорой». На них написано «Справедливая помощь» — так называется фонд, созданный Глинкой. К машинам со всей Москвы собираются бездомные, наркоманы, бывшие заключенные. В кризис, рассказывает доктор Лиза, появилась еще одна категория людей, которые нуждаются в опеке, — одинокие старушки, которым не хватает денег на еду и лекарства.

В остальное время она ездит по вызовам. Ездит к тем, кого отказываются принимать больницы, потому что просто брезгуют или не видят смысла заниматься умирающими нищими.


В 2014 году Елизавета Глинка приняла самое активное участие в помощи пострадавшим от действий сил ВСУ детям Донбасса. По ее словам, при содействии Администрации Президента и Вячеслава Володина, лично, фонд «Справедливая помощь» вывез на лечение в Россию десятки тяжело больных и раненных детей из зоны арт-обстрелов. За сотрудничество с властями Глинка подверглась жесткой критике со стороны либеральных кругов.
00:01
+3
МОО «Справедливая помощь»
Международная Общественная Организация «Справедливая помощь» была создана в 2007 году врачом паллиативной медицины Е.П.Глинкой, более известной как Доктор Лиза. Основной задачей организации является оказание помощи бездомным, умирающим больным, одиноким пенсионерам и инвалидам, которые лишились жилья и средств к существованию.


Сотрудниками и добровольцами «Справедливой помощи» в течение многих лет осуществляются благотворительные программы «Вокзал по средам» (обеспечение едой и доврачебной медицинской помощью бездомных на московских вокзалах), «Протяни руку помощи» (уход за умирающими и тяжелобольными пациентами и обеспечение их лекарствами и медикаментами), «Ужин по пятницам» (еженедельный ужин для бездомных и неимущих в офисе МОО «Справедливая помощь»).
В сентябре 2001 года в Киеве Доктором Лизой был открыт первый бесплатный хоспис в Украине. Хоспис поставил перед собой цель защитить смертельно больных граждан, обеспечивая их право на достойную жизнь.
С марта 2014 года и по настоящее время МОО «Справедливая помощь» оказывает помощь в организации лечения тяжелобольных и раненых детей, пострадавших в зоне боевых действий на юго-востоке Украины, в различных лечебных учреждениях Российской Федерации (по письменному заявлению и в сопровождении родителей или законных представителей).

Друзья, вот информация о Благотворительных программах МОО" Справедливая помощь", там написано подробно о каждой программе и каждый желающий может оставить посильный вклад в ту или иную программу.
А еще вот информация о нуждах подопечных программ «Справедливая помощь», я уверенна, каждому из нас есть чем поделиться с этими людьми, от лекарств и продуктов питания до детской или взрослой одежды.
00:48
+3
Это сайт Street Temple, там есть все координаты для желающих оказать помощь детям находящимся в трудных, я бы даже сказала в нечеловеческих условиях.