В Смоленской области суд изъял землю у создателя питомника редких растений

Тип статьи:
Авторская
Олег Егоренков
Фото Алёны Хлимановой

Судебная коллегия Смоленского областного суда 22 мая подтвердила правомерность решения Демидовского районного суда изъять землю у пенсионера Олега Егоренкова. Землю изъяли на основании статьи 6 Федерального закона №101 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» как используемую не по назначению. Суд не признал сельскохозяйственной деятельностью выращивание краснокнижных растений, которые Егоренков высадил на купленных им в Демидовском районе земельных участках. Корреспондент «7x7» побывал на месте и попытался разобраться в ситуации.

Царев Луг. Здесь 100 лет назад стоял дом отца Олега Егоренкова

«Я наелся бизнеса»

Олег Егоренков служил на Дальнем Востоке штурманом-подводником. После выхода на пенсию в 1991 году открыл в Москве свою первую фирму. С нуля, без денег, без бизнес-образования сумел развить свое предприятие до самого крупного пряничного бизнеса в стране — торговал мучными кондитерскими изделиями. Когда в 2006 году его фирма разорилась, он решил заняться производством молочных продуктов. С 2009 по 2012 год купил несколько участков земли в Демидовском районе Смоленской области, в том самом месте, где двести лет до этого жили его предки. Но работать на предприятии оказалось некому:

— Мне казалось, здесь меньше нужно вложить, но я не учитывал факт, что здесь не с кем работать. Самое главное — это люди. А здесь люди пьют и не хотят работать. Кто хотел — наработались и уехали. Я это поздно понял, и никакой бизнес здесь не пошел.

Заброшенная ферма

Егоренков решил заняться лесным фермерством. Осенью 2012 года посадил несколько сотен орехов по технологии Гусмана Минлебаева. Ничего не выросло. Но он не остановился и, вдохновленный примером новозеландских фермеров, решил заняться лесосадами:

— Смоленщина явно неаграрная территория. Бывшие направления — мясомолочные, выращивание овса, ячменя, льна — сегодня в запущении полном, более 90% полей заросли мелколесьем. Сейчас есть стремление ко всему живому, люди тянутся к природе, к экологически чистым продуктам питания. Самое последнее слово в агробизнесе — это пищевой лес, лесосады, где первый ярус — высокие деревья, сосна или дуб, допустим, второй ярус, например, яблони, третий ярус — кусты. То есть продукт, который вырос в естественных условиях природы. Этим занимаются в мире несколько человек. И за этим очень большое будущее.

Пенсии на все не хватало, и Егоренков пригласил добровольцев и для высадки саженцев, и чтобы одновременно собрать друзей-единомышленников для создания в будущем экопоселения.

«Я должен коров по снегу пасти? Или должен косить снег?»

В марте 2013 года начались первые проверки участков пенсионера. По словам Егоренкова, проверки могли назначить по жалобам соседа, который пас скот на его земле.

— От Россельхознадзора узнал, что моя земля проверяется. Было непонятно, потому что были нарушены правила проверки. Пришло письмо-извещение присутствовать при проверке земли. Но для проверки должно быть основание какое-то, никого ведь просто так не проверяют, — сказал Егоренков «7x7». — Россельхознадзор предоставил на суде фотографии заснеженного поля: «Вот мы в марте 2013 года проверили — на поле не было ни пахоты, ни сенокоса, ни коровы не паслись». Я должен коров по снегу пасти? Или должен косить снег? И судья Лосев в Демидовском суде считает, что доказательств достаточно. Торопятся сбросить, чиновники от этого уже избавиться хотят. Это настоящий сюрреализм, и он творится не только у меня.

Аналогичных примеров, когда Россельхознадзор действует подобным образом по стране, много, рассказал Егоренков:

— Это система, это старый образ мысли, что поле должно быть распахано или на поле должны коровы пастись, а чтобы там какие-то новые методы возделывания земли применялись, для Россельхознадзора это все из области фантастики. Россельхознадзор не помогает людям построить поселение, вырастить свой сад, детей вырастить в этом саду. Ну, хочется человеку такую-то грядку иметь, а приходят чиновники, говорят — у тебя сельхозземля, ты здесь должен пахать, косить и сеять, а ты здесь дом построил, уезжай отсюда. Усилия президента, усилия всей страны направлены, чтобы жизнь изменилась к лучшему, а тут тебя вдруг с родной земли выгоняют. Ну как можно людей с земли выживать, если они хотят жить на земле? Они же родину свою любят. Абсурд.

По словам Егоренкова, все штрафы, суды и изъятие земли связаны с тем, что он не выполнял предписания пахать, сеять, коров пасти, в то же время имея по закону право содержать свой питомник.

Егоренков предоставлял на суде документы о покосе, акты выполненных работ, приглашал судью проехать на участок и убедиться во всем лично. За последние пять лет состоялось около 90 судов. В мае 2018 года еще пять. Проверки шли на 11 участках, и не все суды объединяли.

— Если объединят суды, то мне это на руку, это будет один суд, а если не объединят, то я должен присутствовать на 11 судах. И мы на первом присутствуем, видим, что нам все заказано, судья спрашивает — мы сейчас перерыв делаем на обед, будете на следующем присутствовать? Мы с юристом говорим — нет, мы не будем. Ну и они там свое решают. Суд за судом идет, с моим присутствием, без моего присутствия, — рассказал «7x7» Егоренков.

«Это пустая трата времени»

14 мая Россельхознадзор провел очередную выездную проверку земель Егоренкова. По его словам, это была первая полноценная проверка, предыдущие длились не более 15 минут. За действиями чиновников наблюдал корреспондент «7x7».

Виктор Панкратенков, заместитель начальника отдела управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям, сотрудники сельхозведомства, глава администрации Титовщинского сельского поселения и сам Егоренков обошли территорию двух участков, подсчитали количество саженцев, сфотографировали местность.

Свое мнение об участках чиновники не изменили.

— Не признают саженцы как таковые, потому что, по их мнению, раз земля сельхозназначения, значит, выращиваться должна только сельскохозяйственная продукция. Но когда ты саженцы им предъявляешь, говоришь, это орехи, орехоплодные — нет, «это не сельскохозяйственные культуры». Все равно нет. Вспахал — нет, скосил – нет, никто не видел. Это пустая трата времени. Нужно либо обратиться к здравому смыслу, не мешать, потому что хоть что-то человек делает, а здесь никто ничего не делает, либо просто уйти, другим место освободить, — посетовал Егоренков.

На следующий день после проверки состоялся суд по его апелляции. Он опротестовал решение Демидовского суда об изъятии земельного участка.

Представитель истца — департамента имущественных отношений администрации Смоленской области — заявил, что землю необходимо изъять в соответствии со статьей 6 ФЗ №101, поскольку по результатам проверки, проведенной Россельхознадзором, она «не используется в течение трех и более лет подряд».

Представитель истца не смог пояснить суду, существуют ли нормы площадей посадок в питомниках и типов высаженных растений. Выслушав доводы оппонентов, суд перенес слушание на 18 мая и предложил пригласить на суд экспертов от каждой стороны.

За четыре дня Олег Егоренков не смог найти в России эксперта по лесосадам. Истец в качестве эксперта пригласил Галину Вьюгину, доктора сельскохозяйственных наук, профессора кафедры биологии и декоративного растениеводства Смоленского государственного университета. Выслушав доводы эксперта, суд оставил решение суда первой инстанции об изъятии земли без изменения.

Сергей Алексеенков и Олег Егоренков у входа в Смоленский областной суд

«Конечно, Ивана Владимировича Мичурина мы ценим и уважаем, но…»

22 мая состоялось еще одно судебное заседание, где Олег Егоренков обжаловал изъятие у него другого участка земли. На заседание снова пригласили эксперта из СмолГУ.

— Следов снятия и перемещения плодородного слоя почвы не было установлено, в восточной части участка на площади примерно 0,4 га обнаружен 51 саженец высотой до 30–40 сантиметров. Саженцы высажены в хаотичном порядке между деревьев. На участке видны следы пала травы, около 10 саженцев сухие и обгоревшие, документов, подтверждающих видовую принадлежность саженцев, собственником не представлено, — зачитала судья акт проверки Россельхознадзора.

Саженец

Егоренков с актом не согласился.

Как пояснила суду профессор Вьюгина, питомник — это сельскохозяйственное предприятие с конкретной структурой, в котором проводятся конкретные агротехнические мероприятия. Размеры питомника не нормируются. Но посадки на землях Егоренкова к питомнику отнести нельзя:

— По структуре тут есть только «школа» сеянцев, причем в таком состоянии, которое не выдерживает никакой критики, — сказала эксперт. — Это не питомник, а хаотичные посадки культур, которые даже не являются сельскохозяйственными. Это растения-краснокнижники, но это не сельскохозяйственная культура, тем более они не актуальны для Смоленской области.

Эксперт добавила, что в питомнике необходимо применять технологию возделывания, уничтожать сорняки, тщательно обрабатывать почву перед посевом и посадкой, а также регулярно ухаживать:

— Это не питомник в естественных условиях. Сейчас это уже не актуально. Это столетней давности научное направление. Конечно, Ивана Владимировича Мичурина мы ценим и уважаем, но это мичуринское направление устарело. Тот же самый орех можно выращивать по принятым технологиям гораздо успешнее, чем мы видим в данной ситуации, по стандартам, поскольку на каждый саженец есть стандарт.

— Существует ли мнение науки о том, что сейчас плодородие почвы улучшается в естественных условиях, а не в тех, в которых сельское хозяйство употребляет химические удобрения, пестициды, которые ухудшают плодородие почвы? — задал вопрос Егоренков.

— Плодородие — понятие широкое, и оно требует отдельного обсуждения, — ответила Вьюгина.

Эксперт ответила на вопрос истца, что ждет земли при дальнейшем использовании тем же способом:

— В естественном процессе почвообразования качество земель ухудшается. У нас, чтобы почва стала плодородной, обязательно нужно приложить труд, причем очень основательный. «Такова особенность наших почвенно-климатических условий», — сказала профессор Вьюгина.

Выступая с заключительным словом, защитник Егоренкова Сергей Алексеенков отметил, что истец так и не доказал факт непрерывного неиспользования земли более трех лет подряд:

— Речь идет о том, как надо использовать земельный участок, но речь не идет о неиспользовании земельного участка. Нужен там такой питомник или другой, больше растений нужно садить или меньше, как применять технологию. Мы считаем, что в данном случае отсутствуют все основания для изъятия данной земли. Просим решение первой инстанции отменить, — заявил юрист ответчика.

Судебная коллегия оставила решение Демидовского районного суда от 16 января 2018 года без изменения, апелляционную жалобу Егоренкова отклонила, земли у него постановила изъять.

«Это попахивает коррупционными схемами»

Корреспондент «7x7» попросил прокомментировать эту историю Андрея Никифорова, кандидата сельскохозяйственных наук, доцента кафедры международных комплексных проблем природопользования и экологии МГИМО:

— Во-первых, это все очень странная ситуация, попахивает какими-то непонятными коррупционными схемами. Понятие лесосада появилось не сегодня, это один из вариантов ведения пермакультурного сельского хозяйства. Есть еще такой термин, как экологосообразное природопользование. Такое понятие, как «лесосад», не может быть никак сравнимо с традиционными схемами сельского хозяйства.

При таком производстве продуктов нет искусственных добавок, и все получено только благодаря естественным процессам. С этой точки зрения продукция, полученная из этого лесосада, фактически может быть приравнена к продукции с маркой organic, выращенной без добавления каких-либо химикатов.

Но процесс этот не быстрый. Обычный лесной орех плодоносит в лучшем случае на 15-й год после посадки, но и эксплуатируется потом примерно 150 лет. В Средней Азии есть фисташковые рощи, которым полторы тысячи лет, сама фисташка живет более трех тысяч лет, есть фисташковые рощи, которые сажали 300 лет назад, и они все плодоносят и плодоносят. Это просто устойчивое землепользование, но оно отличается от полеводства, например, это просто другой подход к использованию земли.

Создание лесосада имеет целью не столько получение сельскохозяйственной продукции, сколько сохранение биоразнообразия. Эта цель записана в экологической доктрине Российской Федерации. Цель такой деятельности — воссоздание ареалов тех растений, которые исчезли, в том числе из-за нерационального природопользования в сельском хозяйстве. Воссоздание популяций животных, птиц, которые будут питаться плодами этого лесосада.

Сужать это до получения какой-то конкретной сельхозпродукции — очень ограниченный подход. Абсурдно мнение по поводу того, что необрабатываемая почва теряет качество, поскольку ясно же, что интенсивное сельское хозяйство в том виде, в котором оно есть сейчас, истощает почву без применения необходимых агротехнических приемов, в частности, внесения какой-то органики в почву.

Говорить о том, что, если землю не обрабатывают и не удаляют сорняки, она теряет плодородие — это просто абсурд и полный непрофессионализм. Я, как кандидат сельхознаук, могу это сказать. Это не аргумент, что человек на своей земле выращивает питомник и при этом не удаляет сорняки. Климат Смоленской области такой, что все его саженцы на открытом поле просто погибнут от обезвоживания, а когда просто бурьян, какая-то трава растет вокруг — она их предохраняет от гибели. Это просто одна из технологий выращивания.

«Есть люди, которые хотят на этой же территории сеять, пахать и полоть?»

Кандидат сельскохозяйственных наук Андрей Никифоров рассказал об австрийском фермере Зеппе Хольцере, который все выращивает таким же образом, как Егоренков, ничего не пашет, все у него растет само собой. Во многих странах мира существуют такие сообщества и общины. Как правило, это мелкотоварное производство, фермерско-хуторское, оно не занимается стандартизированной сельхозпродукцией.

— Я бы поставил так вопрос — если всего этого не будет сделано на этой территории, то что там будет? Там же нет никакого сельхозпредприятия, это просто будет пустошь, заросшая какими-то растениями. Есть люди, которые хотят на этой же территории сеять, пахать и полоть? А так здесь будет общность растений, которые будут давать хоть какую-то продукцию. Но, правда, это произойдет через 6–8 лет, — подытожил эксперт.


По итогам последней сельскохозяйственной переписи, проведенной в 2016 году, в России не используется около 100 млн гектаров сельхозугодий, это около 44% всех сельхозугодий в стране. Около 51 млн гектаров сельхозугодий не участвовали в переписи, поскольку их владельцев или пользователей не удалось найти, сообщил в своем обзоре главный научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС, доктор экономических наук Василий Узун.

В Смоленской области по данным переписи из имеющихся 830,7 тысяч гектаров сельхозугодий фактически используются лишь 476,6 тыс. гектаров, остальные земли заброшены.

Алёна Хлиманова, фото автора, «7x7»

01:23
320
RSS
00:11
+13
Осенью 2012 года посадил несколько сотен орехов по технологии Гусмана Минлебаева.


А вот как прокомментировал эту статью сам Гусман Минлебаев:

" Здравствуйте все,
Евгений, который с 2016 является организатором январских семинаров с 2016 в Подмосковье, прислал очень поучительную статью. Эта статья показывает ещё один вред распространения аудио записей наших семинаров участниками наших семинаров, которые по сути занимаются раздолбайством из-за собственной малограмотности и собственной безответственности. И «герой» статьи также раздолбай (неграмотный и безответственный). И из-за этого повального раздолбайства у него и отняли землю, которую он не смог и облагородить, не добился результатов, и не смог защитить перед чиновниками Россельхознадзора и Департамента имущественных отношений администрации Смоленской области, которые также показали свою и неграмотность и безответственность. Олег не был на семинарах (не помню такое имя среди участников семинаров, из Смоленска в 2017 была лишь Ольга), поэтому он услышал о возможности получения саженцев на сельхоз угодьях, но он не услышал и не увидел нормативного документа, который разрешает это делать. И не понял массу деталей, которых также не знают и в администрации области и в Россельхознадзоре. Якобы «сберег» денежку и не посетил семинар, и потерял в сотни, в тысячи раз больше — т.к. посчитал себя достаточно подготовленным, коль имея высшее образование, смог прочесть аудио записи в семинара в инете. Есть разница между понятиями «учился» и «выученный». Захотел необоснованно иметь статус «Хозяина», а этот статус надо заработать/заслужить.
Началом его провала было тупое со стороны участников семинара распространение аудио записей. Может эти факты некоторым участников семинаров пойдут впрок и они не покажут себя раздолбаями.
Очень жаль, что Евгений, более-менее бывший на 3-х семинарах, не смог выразить своё мнение и указать, хотя бы ориентировочно, на ошибки, совершённые Олегом Егоренковым в Смоленской области в Демидовском районе. Тогда мне было бы ясен уровень способности Евгения «впитывать» азы дороги в «Хозяева».
Уровень Олега ясен — он «мёртвый» для дороги в «Хозяева», и он и раздолбаи из семинаристов, чью аудио запись заполучил и прослушал Олег, также дискредитируют всех остальных, — создали отрицательный прецедент для Граждан России. Но в данном случае, в случае с Олегом с его необоснованными аргументами и отсутствием результата, я буквально благодарен чиновникам, хотя они тоже безграмотны, за то что они убрали с земли безграмотного и безответственного человека, не способного выйти «в Люди».
Но теперь чиновники будут уничтожать как действительно «мёртвых», так и способных стать «Хозяином», или, по крайней мере, будут здорово мешать и пить кровушку у нормальных людей, способных стать «Хозяином».
В предыдущем своём сообщении, несколько дней тому назад, я сообщал о последствиях безалаберности и безответственности тех семинаристов, которые скидывают из-за своего раздолбайства аудио записи в инет, что наносит материальный ущерб остальным участникам семинаров. Теперь вы в курсе другого вида ущерба — тотального.
Теперь, рассчитываю, вам стала более понятна необходимость участвовать в семинаре, и скорее всего на нескольких. Это выходить дешевле чем терять землю из-за неграмотности.
До встречи на семинарах"
.
Поучительный пример из жизни о том, чем оборачивается поверхностное «обучение» новым умениям, обретения новых знаний. Прослушать записи семинаров недостаточно, нужно основательно подойти к тому делу, коим решил заняться. К сожалению, сама была когда-то такой, считая, что послушать, прочитать о чем-то, не углубляясь, вполне достаточно. Вместо семи, отмеряя один, два, три… раза и отрезая. Потому и плоды соответствующие получала, как и герой данной записи.
Выходит, что вовсе (не только) не в чиновниках дело, в коррупции и бюрократии, а в подходе к делу, которым решил заняться:
Цитата из статьи
Егоренков решил заняться лесным фермерством. Осенью 2012 года посадил несколько сотен орехов по технологии Гусмана Минлебаева. Ничего не выросло.


Цитирую Г.Минлибаева из приведенного Автором комментария письма-ответа
Олег не был на семинарах (не помню такое имя среди участников семинаров, из Смоленска в 2017 была лишь Ольга), поэтому он услышал о возможности получения саженцев на сельхоз угодьях, но он не услышал и не увидел нормативного документа, который разрешает это делать. И не понял массу деталей, которых также не знают и в администрации области и в Россельхознадзоре. Якобы «сберег» денежку и не посетил семинар, и потерял в сотни, в тысячи раз больше — т.к. посчитал себя достаточно подготовленным, коль имея высшее образование, смог прочесть аудио записи в семинара в инете.

19:07
+3
Одиночкам двигаться в какой бы то ни было деятельности проблематично. Брать и делать, нужно, вот только в СоВести. В данном примере, сославшись на опыт Г.Минленбаева, получив «минусовой» результат, начав делать по-своему, обособившись, деятельность привела к возможности забрать земли у О.Егоренкова.
Считая, что достаточно просто приехав на землю предков, начать создавать что-либо, решив, что память Отцов поможет, результат в настоящем приводит к недоумению. Приобретать навыки нужно в настоящем, без расчета на кого-либо, становясь в месте с землей единым целым. Тогда будет что ответить Роспотребнадзору, да и каждому, покусившемуся на проделанный Труд.